Перейти к содержимому


История города и Крымского района


Сообщений в теме: 344

#41 djiper

    Активный участник

  • Пользователи
  • 680 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:г.Крымск
  • Интересы:Туризм, фото и видеосъемка, история
  • Имя:strannik
  • Кто:stranger

Отправлено 10 Июль 2009 - 18:01

Глава IX
В начале 1864 года в станице Мингрельской была открыта вторая в А6инском полку школа для обучения казачьих детей, школа эта открыта благодаря содействию и на средства есаула 1-го пешего батальона Левченко, который пожертвовал с этой целью первоначальные книги для обучения и 100 рублей деньгами; обучать же детей взялся безвозмездно священник той же станицы отец Хомяков. В апреле скончался командир Абинского полка подполковник Фролов и 29 апреля на его место был назначен числящийся по Кубанскому войску подполковник Есаков, который вслед за теми прибыл в станицу Холмскую (бывшая Хабльская). Объехав вскоре после приезда станицы Абинского полка, подполковник Есаков обратил внимание на то, что до настоящего времени рубка леса производилась жителями крайне беспорядочно; каждый из них рубил лес там, где ему хотелось, причем много срубленных деревьев пропадало даром, так что при продолжении такой рубки и впредь смело можно было сказать, что в недалеком будущем жители почувствуют в нем недостаток. Для устранения такой беспорядочной рубки леса подполковник Есаков предложил каждой станице назначить заповедные леса в своем юрте, по примеру принятых уже в казачьих войсках правил. Для этого он предложил каждому обществу избрать из среды своей несколько опытных стариков, которые совместно с начальником станицы объехали 6ы все леса своей станицы и избрали 6ы в удобном месте лес, преимущественно годный и способный как в настоящее время, таки равно в будущем дать пользу и приращение. Выбравши такой лес, определить на общественном сходе его границы и заповедать приговором общества, назначить тотчас же объездчиков, которые должны строго смотреть, чтобы никто из жителей и других сословий не производил бы порубок в заповедном лесу, в остальных же лесах рубку производить возможно правильнее, только необходимого каждому леса, а не валить деревья без разбора, как это делалось до сих пор.
Кроме того, он обратил также внимание и на состояние общественных экономических сумм, которых до сего времени не было заведено ни в одной из станиц полка. Для образования этих сумм, он предложил всем станичным обществам удерживать из получаемого ими теперь провианта: с полного пайка - 2,5 ф. и с половинного - 1,25 ф., и вычет этого начать с 1 мая настоящего года; на что станичные общества изъявили свое полное согласие и, по постановлении на этот предмет общественных приговоров, каждая выбрала из среды себя особого эконома для ведения прихода и расхода.
В конце мая 1864 года в станицах Абинской и Ильской появилась на рогатом скоте какая-то болезнь, от которой в ст. Ильской пало 50 штук. Подполковник Есаков донес немедленно в войсковое правление и просил возможно скорее выслать ветеринарного врача для освидетельствования и подания помощи заболевшему скоту; в начале июня болезнь перешла в ст. Холмскую. Вскоре прибыл командированный войсковым правлением ветеринарный врач Лебедев, по определению которого болезнь оказалась чумой, почему и были тогда же приняты все необходимые меры для прекращения этой болезни. Болезнь поражала преимущественно скот, купленный жителями у горцев при выселении их в Турцию. В августе чума появилась в станицах Эриванской и Мингрельской, в Холмской же прекратилась. К первому ноября чума в станицах вовсе прекратилась. За время болезни из общего количества бывшего в станицах: 5228 шт. рогатого скота и 4408 шт. овец, заболело первых 1978 шт. и пало 1100 шт., овец заболело 1474 шт., из коих пало 534 шт.
В этом же году было произведено, по распоряжению начальства, приблизительное распределение станичных юртов и указаны границы этих юртов; кроме того была сделана партией межевых чинов под руководством старшего землемера Вышинского съемка земель бывших Шапсугского и Натухайского военных округов. С 1-го сентября для жителей Абинского полка был открыт в ст. Хабльской полковой лазарет на 40 кроватей. По случаю покорения Западного Кавказа, закончившего многолетнюю Кавказскую войну и во внимание к боевому участию, которое принимало Кубанское казачье войско для достижения этого славного события, государь император, 12 июля 1864 года, изволил даровать войску новую монаршую милость: сокращение для всех чинов срока обязательной службы, назначив таковой для полевой службы - 15 лет и для внутренней - 7 лет. Когда получена была особая грамота с изложением этой высочайшей милости, наказным атаманом Кубанского казачьего войска назначено было на 13 октября в войсковом городе Екатеринодаре торжественное празднование этого знаменательного для войска события. К этому дню собрались в Екатеринодаре представители и депутаты от всех станиц войска и в том числе от Абинского полка: подполковник Есаков, войсковой старшина Подгурский, еще несколько офицеров и по одному депутату от каждой станицы. По отслужении благодарственного молебствия высочайшая грамота была прочитана всенародно всем собравшимся представителям войска и депутатам от станиц. Кроме того, в каждой станице также было отслужено благодарственное молебствие и царская милость объявлена была на полных общественных сборах.
Из водворенных в нынешнем году на северном склоне Западного Кавказа 24-х новых станиц, было причислено к А6инскому полку еще 4 станицы: Северская, Азовская, Дербентская и Папайская. Из этих станиц была сформирована 6-я строевая сотня, так как до этого времени было сформировано только пять. В том же 1864 году подполковник Есаков, озабочиваясь безопасностью станиц в пожарном отношении, приказал всем станичным обществам завести у себя некоторые пожарные инструменты в следующем количестве:
1) на каждые 50 дворов -одну сороковедерную бочку, окованную железными обручами, на 4-х колесном ходу, и по одной пятиаршинной лестнице,
2) на каждые сто дворов - по 4 больших и 4 малых багра, причем к большим баграм древки должны быть 8 арш. длины, а к малым - 4 арш.,
3) для багров и лестниц один 4-х колесный ход.
Ввиду окончания 1 мая 1866 года трехлетних льгот, подполковник Есаков приказал всем станицам полка закончить к этому времени все общественные постройки в особенности же школы и хлебозапасные магазины; с осени же 1865 года жители должны были уже засыпать в магазины следуемую сник пропорцию зерна от ярового посева. В конце апреля 1865 года начальник войскового штаба осматривал, по поручению наказного атамана, некоторые станицы Абинского полка, а в мае наказный атаман граф Сумароков-Эльстон лично осмотрел остальные станицы, причем всем виденным в станицах остался весьма доволен и выразил подполковнику Есакову благодарность за его выдающуюся и полезную административную деятельность. Наказный атаман нашел в полном порядке как внутренние управления полка, образцово направляемые подполковником Есаковым, таки довольствие строевых частей и всех остальных жителей полка. Строевая часть, хотя и найдена им посредственной, но он выразил надежду, что абинцы в недалеком будущем и в этом отношении не посрамят себя. Вообще осмотр Абинского полка произвел на его сиятельство самое отрадное впечатление.
В 1864 и весной 1865 года жителями было открыто несколько нефтяных источников в долине р. Иль; источники эти были вовсе не разработаны и давали все вместе не более 6 ведер нефти в сутки; нефтью этой пользовались для своих надобностей жители ближайших станиц, но вскоре источники эти были отданы войсковым правлением в арендное содержание гвардии полковнику Новосильцову на шесть лет с 1 мая 1865 года по 1 мая 1872 года. Из источников этих в течение 1865 года, при новой аренде, было добыто 1000 ведер нефти, которые и продавались в районе полка от 1 р. - 1 р. 20 К. за пуд. Так как при постройке станиц Абинского полка более руководствовались стратегическими, нежели экономическими соображениями, то некоторые из станиц, как, например, Мингрельская и Грузинская на первых же порах своего существования оказались в невозможных условиях, вследствие чего, по распоряжению высшего начальства, в 1865 году ст. Мингрельская была целиком переселена на новое место на р. Аушед, а жители ст. Грузинской частью были расселены по другим станицам, частью же остались на прежнем месте и станица была переименована в поселок Грузинский. Станица Папайская была тоже переименована в поселок Папайский с присоединением его к ст. Дербендской и с учреждением для них одного общего станичного правления. Кроме того, в ведение А6инского полка поступило греческое сел. Мерчан, водворенное на А6ине в 8 верстах ниже ст. А6инской, в числе 447 душ обоего пола.
Всходы озимых и яровых хлебов весной 1865 года были хороши; летом яровые, по случаю сильной засухи, несколько попортились; что касается трав, то местами они были хороши, местами же вследствие засухи пропали. Собрано всего хлеба: 3594 чете. ярового и 3955 чете. озимого, и сена накошено 300 тыс. пудов, так что урожай хлебов и трав этого года можно считать посредственным. Народное образование находилось в хорошем состоянии; всех школ в полку было восемь при 16 учащих и 421 учащихся. В январе 1866 года подполковник Есаков был назначен командиром сборного Екатеринодарского полка, уходящего на службу в Закавказский край, на место же его был назначен временнокомандующим полковник Белюстин, состоявший до сего времени по армейской кавалерии и в запасных войсках. В юртах некоторых станиц Абинского полка находилось множество фруктовых садов, оставшихся еще от прежних обитателей - горцев; сады эти до сего времени находились в общем пользовании всех жителей той станицы, в юрте которой они были расположены; так как за ними вовсе отсутствовал какой-либо надзор, то они, год от года, портились, все более и более дичали и вскоре при таком порядке должны были исчезнуть, почему новый командир полка, полковник Белюстин, заботясь о сохранении этих садов для пользы самих жителей, предложил начальникам станиц сады эти, с разрешения обществ и с постановлением на этот предмет общественных приговоров, раздать участками желающим, преимущественно любителям садоводства в их полную собственность; причем вменить им в неприменную обязанность теперь же огородить их и иметь за ними должный надзор; виновные же за всякое нарушение этой собственности должны были подлежать известным штрафам, установленным также общественным приговором.
Ввиду окончания 1 мая 1866 года трехлетней льготы со дня водворения станиц Абинского полка, жителям была прекращена выдача провианта от казны, почему они обратили внимание на большее развитие у себя хлебопашества. Тем не менее, с прекращением казенного продовольствия и вследствие незавидного урожая в этом году, они имели хлеба самую малую часть, едва даже достаточную для посева будущей весной, в продовольствии же своих семейств начали терпеть крайнюю нужду, почему полковник Белюстин тогда же вошел с ходатайством к наказному атаману об обеспечении продовольствием населения полка до будущего урожая, что и было разрешено. С истечением трехлетней льготы, с 1 ноября 1866 года и по 1 апреля 1867 года, были назначены на внешнюю службу: две сотни Адагумского полка на береговую кордонную линию в 1-м участке от бывшего укр. Константиновского до ст. Небугской по постам, одна сотня А6инского полка от ст. Неберджайской до Северской - по станицам

#42 djiper

    Активный участник

  • Пользователи
  • 680 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:г.Крымск
  • Интересы:Туризм, фото и видеосъемка, история
  • Имя:strannik
  • Кто:stranger

Отправлено 10 Июль 2009 - 18:02

Глава X
Землю, оставшуюся в прикубанской полосе после переселения горцев в Турцию, правительство предназначило в награду частным лицам за службу на Кавказе и ввиду этого, впредь до размежевания, поручило эти земли в ведение командира Абинского полка полковника Белюстина; ему же вверено было также управление и отдача этих земель в арендное содержание с тем, чтобы арендные деньги взносились бы им в доход казны.
В 1867 году, согласно утвержденной его императорским высочеством главнокомандующим Кавказской армией программы занятий межевой комиссии Кубанского казачьего войска, прибыла в район Абинского полка партия из 8 межевых чинов, которые были назначены для окончания съемки земель в этом полку; кроме того, прибыл также и таксатор в станицы Закубанского края для продолжения исследований свойства земли. Межевые чины прибыли в станицы 20 апреля и с 1 мая приступили уже к возложенным на них работам, а к 15 октября съемка была уже окончена. Одной из настоятельных забот наказного атамана по устройству быта Кубанского войска было возможно скорейшее устройство и обеспечение войсковых офицеров поземельным наделом. Так как в настоящее время размеры их не были еще окончательно определены и вопрос о6 отводе их только недавно был представлен в законодательном порядке, то его сиятельство граф Сумароков-Эльстон разрешил временно отвести в пользование каждому офицеру теперь же земельные участки. Ввиду трудности определить без ошибки, где именно каждому из них отвести участок, соблюдая при этом полное беспристрастие и сохранение интересов станичных обществ, полковнику Белюстину предписано было составить, применяясь к параграфу 122 положения о заселении предгорий Западного Кавказа, особую комиссию.
С этой целью в январе 1868 года была образована комиссия, в составе: заседателя полкового правления хорунжего Кравченко; депутата от офицеров, по их выбору от всего полка, сотника Яновского и под председательством войскового старшины Подгурского; кроме того, при открытии действий означенной комиссии должны были быть назначены, по выбору обществ, по двое вполне благонадежных и добросовестных депутатов от казаков той станицы, земли которой будут отмежевываться. депутаты эти должны были состоять при комиссии все это время, пока в юртах их станиц окончится размежевка земли. Акты об отведенных участках, по надлежащем утверждении их подписями комиссии и депутатов, должны были представляться в полк для отправления их в межевую комиссию. В помощь комиссии при предстоящих летом 1868 года работах по приказанию командующего войсками Кубанской области был назначен чиновник межевой комиссии, хорунжий Барышников. Комиссия должна была выбрать место для надела каждому офицеру, соображаясь, если возможно, с желанием офицеров и соблюдая в то же время интересы как будущего владельца земли, так равно и общества, в юрте которого будет производиться отвод участка. Наделы эти предположено было отводить офицерам не полной величиной, а 0,75 каждого надела; причем должно отводиться: обер-офицеру - 150 дес., штаб-офицеру - 300 дес. и генералу до 1200 дес. на каждого из них.
Весной комиссия по определению земельного довольствия в Абинском полку покончила распределение юртовых и офицерских земель между станицами: Шапсугской, Эриванской, Ахтырской и Абинской, которым обозначилось:
1. Станица Шапсугская - юртовая земля этой станицы, по приблизительному расчету, составляла около 20 590 дес., из них:
а) для надела 138 казаков, считая по 30 дес. на каждого, необходимо 4140 дес.,
б) для надела 122 сем. охотников-переСеленцев потомственными участками по 10 дес. на каждое, потребуется - 1220 дес.
в) для надела 2-х о6ер-офицеров - 400 дес. Всего же для надела жителей этой станицы потребуется 5760 дес. затем оставалось в означенном юрте около 14 800 дес. излищней земли.
2. Ст. Эриванская - юрт этой станицы заключает в себе более 15 000 дес., из них:
а) для надела 180 казаков по 30 дес. на каждого необходимо всего - 5400 дес.,
б) для надела 135 семейств охотников-переселенцев потомственными участками по 10 дес. - 1350 дес. и
в) для надела 1 цггаб-офицера и 2 обер-офицеров -600 дес., всего же необходимо - 7350 дес., а около 8000 дес. земли оставалось излишней.
З. Ст. Абинская - всей земли было около 20 000 дес., из них:
а) для надела 314 казаков, по 30 дес. на каждого - 9420 дес.,
б) для надела 243 семейств охотников-переселенцев по 10 дес. на каждое - 2430 дес.,
в) для надела 1 штаб-офицера и 3 обер-офицеров - 1000 дес.
г) для надела жителей греческого сел. Мерчан - 3000 дес., а всего необходимо было 15 850 дес., затем оставалось излищней земли около 5000 дес., из которых, впрочем, было покрыто болотом до 4000 дес.
4. Ст. Ахтырская - всей земли было около 16 000 деС., из них:
а) для надела 410 казаков, по 30 дес. на каждого - 12 300 дес.,
б) для надела 242 семейств охотников-переселенцев по 10 дес. на каждое - 24 200 дес.
в) для надела 1 обер-офицера - 400 деС., а всего необходимо было - 15 120 дес.
Во втором акте от 12 мая определены юрты станиц: Мингрельской, Холмской, Ильской, Северской, Азовской и Дербентской.
5. Станица Мингрельская - всей земли было - 24 870 деС., из них:
а) на 375 казаков по 30 дес. на каждого - 11 250 дес.;
б) на 1 сем. охотника-переселенца -10 дес.
в) 1 обер-офиц. - 400 дес., а всего 11 660 дес.; затем излишней запасной земли было 12 210 дес.
6. Станица Холмская - всей земли было 24 600 дес., из них:
а) на 383 казака по 30 дес. на каждого - 11 490 дес.;
б) на 304 сем. охотников-переселенцев по 10 дес. на каждое - 3040 дес.;
в) на 3 обер-офиц. - 600 дес. и 2 о6ер-офиц. вдов потомственных охотничьих наделов - 200 дес., а всего 15 480 дес., затем остается 9120 дес. излишней запасной земли.
7. Станица Ильская - всей земли было 14 980 дес., из них;
а) на 355 казаков по 30 дес. на каждого - 10 650 дес.;
б) на 229 сем. охотников-переселенцев по 10 дес. на каждое - 2290 дес.,
в) на 2 обер-офиц. - 400 дес.
г) на 2 обер-офиц. потомственных охотничьих наделов - 100 дес., а всего 13 440 дес., затем остается 1540 дес. излишней запасной земли.
8. Станица Северская - всей земли было 13 150 дес., из них:
а) на 207 казаков по 30 дес. на каждого - 6210 дес.;
б) на 181 сем. охотников-переселенцев, по 10 дес. на каждое - 1810 дес.,
в) на 1 штаб-офиц. и 2 обер-офиц. - 800 дес. г
) на 1 штаб-офиц. и 2 обер-офиц. потомственных охотничьих наделов - 200 дес., а всего 8930 дес., затем остается 4220 дес. запасной излишней земли.
9. Станица Азовская - всей земли было 10 150 дес., из них:
а) на 100 казаков по 30 дес. на каждого - 3000 дес.;
б) на 87 сем. охотников-переселенцев по 10 дес. на каждое - 870 дес., и
в) 1 обер-офиц. вдове - 125 дес., а всего - 3995 дес., затем остается излишней запасной земли 6155 десятин. 1
0. Станица Дербентовская - всей земли было 19 500 дес., из них:
а) на 107 казаков по 30 дес. на каждого - 2210 дес.
б) на 91 сем. казаков-переселенцев по 10 дес. на каждое - 910 дес., а всего - 4120 дес., затем остается излишней запасной земли 15 380 дес.
В этом же году было закончено таксатором Серафиновичем таксационное исследование земель Абинского полка в отношении их качества и местных выгод, чтобы определить норму десятин земли, подлежащих в надел пожизненный и потомственный как казакам, так и офицерам. При производстве этих работ назначено было от полка по три депутата от каждой станицы. 18 октября войсковой старшина Подгурский донес в полк, что комиссия покончила распределение штаб- и обер-офицерских и казачьих потомственных участков, и просил о вводе во владение всех этих лиц отведенными им участками. С некоторых пор между жителями полка вошло в обычай выселяться из станиц на кошм целыми семействами. Там они устраивали себе хутора, на которых почти постоянно проживали, дома же свои в станицах бросали почти без всякого присмотра, отчего они постепенно стали приходить в ветхость и даже разрушаться, а некоторые из жителей продавали даже дома на слом в Черноморию. Помимо этого, остающиеся в станицах обыватели, в силу отсутствия из станицы своих станичников хуторян, нередко принуждены были не в очередь исполнять и за них разные повинности.
Все это, конечно, дурно отражалось и на благоустройстве самих станиц и на отношениях жителей между собой, так как между ними стали происходить частые препирательства, нередко оканчивавшиеся крупными ссорами. Чтобы устранить это, полковник Белюстин приказал начальникам станиц вперед не дозволять никому из жителей выселяться на хутора, ослушников подвергать наказанию, а всех выселившихся до этого на хутора водворить обратно в станицы. Почти ежегодные неурожаи, бывшие в районе Абинского полка, не позволяли жителям до сих пор произвести засыпку хлебав запасные магазины и в 1868 году, ввиду этой же причины, полковое правление обратилось с ходатайством в войсковое правление об отсрочке взыскания хлеба с жителей до урожая будущего года, что и было им разрешено. В марте 1869 года, по распоряжению войскового правления, был отрезан из юрта ст. Северской участок земли в 2316 дес. для увеличения юртового довольства жителей ст. Георгие-Афипской Псекупского полка, так как в юрте этой последней не хватило наделу. Отрезка участка была произведена землемером есаулом Гуковым при депутатах от полков: Абинского — есауле Яновском и Псекупского — есауле Рашпиле.
В этом же месяце полковник Белюстин, желая доставить жителям полка полную возможность и все зависящие от него средства не только развести на своих участках виноградные сады из лучших сортов и устроить пасеки, но и иметь при каждой станице опытного практического садовника, который бы вполне основательно знал это полезное и выгодное дело и мог бы обучать ему и других своих станичников, назначил из каждой станицы для обучения садоводству по одному малолетку не моложе 17 лет, с тем, чтобы все означенные ученики были собраны в станицу Ахтырскую, где должны были в продолжение трех лет практически изучить это дело под руководством любителя-садовода заштатного о. диакона Федорова, проживающего в этой станице. Занятия эти должны были производиться в период времени с 1 апреля по 1 ноября каждого года, в остальное же время малолетки распускались бы по домам; обучение началось с весны 1869 года и к этому времени в ст. Ахтырскую прибыли уже все малолетки, отцы которых пожелали, чтобы они обуча- лись садоводству.
28 октября 1869 года высочайшим повелением была упразднена станица Дербентская, она была причислена в административном отношении к ст. Ильской, с наименованием в то же время поселком Ильским; поселок же Папайский был причислен к ст. Азовской и наименован пос. Азовским. Ко дню своего расформирования Абинский полк, подобно Адагумскому, также представлял собой край вполне благоустроенный, с населением почти вдвое увеличившимся против первоначального. Хлебопашество и другие отрасли сельского хозяйства велись жителями довольно успешно. Народное образование также поставлено было хорошо; обучение велось в 10 школах при 363 учащихся и жители весьма охотно посылали своих детей в школу; кроме того, с весны прошлого года было открыто в ст. Ахтырской обучение садоводству и виноделию, отчего можно было ожидать в будущем для жителей прекрасных результатов, так как почва и климатические условия здешнего края весьма благоприятствуют этим двум видам хозяйства.
С 24 апреля по 24 мая 1870 года Абинский и Адагумский полки, в первый раз со дня своего сформирования, были собраны для занятий сначала под ст. Елизаветинской, а затем в общем лагерном сборе под гор. Екатеринодаром. В феврале того же года командир Абинского полка генерал-майор Белюстин (незадолго перед этим произведенный в этот чин) был назначен временно заведывающим Таманским округом, на место умершего генерал-майора Балуева, Абинский же полк принял во временное командование войсковой старшина Подгурский. Но... согласно высочайшего повеления от 30 декабря 1870 года и на основаниях, указанных в приказе по Кавказскому военному округу того же года за №308, относительно введения новых изменений по всем ведомствами управлениям Кубанского казачьего войска, с 1 января 1871 года Адагумский и Абинский полки, после своего, хотя и недолговременного, но славного по своим результатам существования, были расформированы. Дела расформированных полков, вследствие указа войскового правления, были переданы бывшими полковыми правлениями во вновь открытые с 1 января административные и судебные учреждения в Кубанском войске и передача их была совершенно закончена к 1 марта.
Станицы Адагумского полка целиком перешли в состав вновь образованного Таманского полкового округа, станицы же Абинского полка отошли большей частью в Полтавский, частью же в Екатеринодарский полковые округа. Полковник Крюков был назначен командиром Хоперского полка, а войсковой старшина Подгурский был зачислен младшим штаб-офицером в Таманский полк; офицеры обоих полков также получили новые назначения. Так закончили свое полезное существование Адагумский и Абинский полки, чтобы и в новом своем положении принести такую же пользу царю и отечеству своей доблестной службой.

#43 djiper

    Активный участник

  • Пользователи
  • 680 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:г.Крымск
  • Интересы:Туризм, фото и видеосъемка, история
  • Имя:strannik
  • Кто:stranger

Отправлено 10 Июль 2009 - 18:07

Крымский 73-й пехотный Его Императорского Высочества Великого Князя Александра Михайловича полк
Страна:
Россия
Сформирован:
17 апреля 1856 г.
Расформирован:
1918
Род войск:
пехота
В составе:
19-я пех. див. (12-й арм. корп.)
Участвовал в:
Заграничные походы 1813—1814 гг., Русско-турецкая война 1828—1829, Русско-турецкая война 1877—1878, Ахал-Текинская экспедиция, Первая мировая война
Командиры
И. О. Шаликов
Сформирован на Кавказе 17 апреля 1856 г., в составе 5 батальонов, из 1, 2, 3, 4 и 5-го Черноморских линейных батальонов, под названием Крымский пехотный полк. 5-й Черноморский линейный батальон, сформированный в 1842 г. из Нашебургского пехотного полка, передал в Крымский полк следующие знаки отличия: Георгиевское знамя с надписью: «За оборону крепости Баязет 20 и 21 июня 1829 г.» и серебряные трубы с надписью: «Нашебургского полка 1814 г. августа 30 в воздаяние отличных подвигов против французских войск».
С первых дней своего существования Крымский полк принял деятельное участие в тяжёлой борьбе с горцами на Черноморской береговой линии. 23 апреля 1857 г. 3 батальона перешли Кубань и в течение трёх лет работали на постройке Адагумской укреплённой линии. Последующие 4 года прошли для полка в многочисленных экспедициях и стычках с горцами, закончившихся полным покорением Западного Кавказа. Боевая служба Крымцев на Кавказе была отличена пожалованием всему полку знаков на шапки с надписью: «За отличие при покорении Западного Кавказа в 1864 г.»
25 марта 1864 г. к названию полка был присоединён № 73 и полк приведён в следующем году в 4-батальонный состав. 1 апреля 1866 г. сын Главнокомандующего Кавказской армией, великий князь Александр Михайлович, был назначен шефом, и полку присвоено название 73-го пехотного Крымского Его Императорского Высочества Великого Князя Александра Михайловича полка.
Перед началом русско-турецкой войны 1877—1878 гг. полк был мобилизован и назначен в состав Эриванского отряда. Простояв в Эривани до начала военых действий, Крымцы 18 апреля перешли границу и заняли Баязет. Оставив 2 роты в Баязете, полк двинулся в Армению и доблестно участвовал 4 и 9 июня в боях при Драм-Даге и с. Даяр. Отступив затем на выручку осажденного Баязета, Крымцы совершили тяжёлый поход и после упорного сражения 28 июня с 13-тысячным корпусом освободили гарнизон. Охраняя затем границу Эриванской губернии от вторжения турок, Крымцы участвовали 23 и 28 октября во взятии укреплённой позиции у Деве-Бойну и в неудачном штурме Эрзерума. За мужество и храбрость, оказанные в турецкую войну, полку был пожалован 13 октября 1878 г. «поход за военое отличие» и добавлена надпись на Георгиевское знамя: «За дела 4 и 9 июня и освобождение Баязета 28 июня 1877 г.». 7 и 8-я роты, входившия в состав Баязетского гарнизона и геройски выдержавшие 23-дневную осаду, были награждены 13 октября 1878 г. Георгиевскими рожками с надписью: «За геройскую защиту Баязета с 6—28 июня 1877 г.».

В 1880—1881 г. 9 и 10-я роты приняли участие в Ахал-Текинской экспедиции генерала Скобелева и за штурм Геок-Тепе были награждены 9 июня 1882 г. знаками на шапки с надписью: «За взятие штурмом крепости Геок-Тепе 12 января 1881 г.».

Полковой праздник - 30 августа.
Знаки отличия
Полковое Георгиевское знамя с надписью: «За оборону крепости Баязет 20 и 21 июня 1829 г., за дела 4 и 9 июня и освобождение Баязета 28 июня 1877 г.»
Знаки на головные уборы:
в 1 и 2-м батальоне, в 11 и 12-й ротах, и 4-м батальоне с надписью: «За отличие при покорении Западного Кавказа в 1864 г.»;
в 9 и 10-й ротах с надписью: «За отличие при покорении Западного Кавказа в 1864 г. и за взятие штурмом крепости Геок-Тепе 12 января 1881 г.»
серебряная труба с надписью: «Нашебургскаго полка, 1814 г. августа 30 дня, в воздание отличных подвигов против французских войск»
Георгиевские рожки с надписью: «За геройскую защиту Баязета с 6—28 июня 1877 г.», пожалованные 7 и 8-й ротам
«Поход за военое отличие».
Командиры полка
4.08.1856 — 11.1861 гг. — полковник (с 6.12.1860 г. — генерал-майор) князь Шаликов, Иван Осипович
1882 г. — полковник Немирович-Данченко
1909 г. — полковник Карлстед, Фердинанд Фердинандович
15.05.1912 — 4.06.1915 гг. — полковник Безкровный, Александр Алексеевич
Шеф полка
1.04.1866 — ? гг. — великий князь Александр Михайлович
Другие формирования этого имени
В русской армии существовал ещё другой Крымский пехотный полк, сформированный в 1803 г. Полк этот был расформирован в 1834 г., причём 1 и 2-й батальоны поступили в Тенгинский пехотный полк, а 3-й батальон был переформирован в Грузинский линейный № 12 батальон, который в 1874 г. поступил на пополнение 155-го пехотного Кубинского полка.
Крымский конный полк. Берёт свое начало 1 марта 1784 г., когда из крымских татар были сформированы Таврические Национальные дивизионы.
Крымская стрелковая рота, сформированная 17 апреля 1882 г. и упразднённая 24 декабря 1893 г.

#44 djiper

    Активный участник

  • Пользователи
  • 680 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:г.Крымск
  • Интересы:Туризм, фото и видеосъемка, история
  • Имя:strannik
  • Кто:stranger

Отправлено 11 Июль 2009 - 15:08

21 мая 2009 года исполнилось 145 лет с того дня, как в 1864 году, в глухом урочище Кбаада (Къуэбыдэ) черноморского побережья (ныне - горнолыжный курорт Красная Поляна, близ Сочи), состоялся военный парад по случаю победы над Страной Адыгов – Черкесией и депортацией ее населения в Османскую империю. Принимал парад родной брат императора Александра Второго - Великий князь Михаил.
Война России с Черкесией длилась 101 год, с 1763 по 1864 годы.
В результате этой войны Российская Империя потеряла свыше миллиона здоровых мужчин; уничтожила Черкесию – своего давнего и надежного союзника на Кавказе, приобретя взамен слабое Закавказье и эфемерные планы по покорению Персии и Индии.
В результате этой войны древняя страна – Черкесия исчезла с карты мира, черкесский (адыгский) народ - давний союзник России, подвергся геноциду - потерял 9/10 своей территории, свыше 90% населения, был рассеян по всему миру, понес невосполнимые физические и культурные потери.
В настоящее время черкесы имеют самую большую в мире относительную диаспору - 93% народа проживают вне пределов исторической Родины. Из народов современной России черкесская диаспора занимает второе место в мире после русской.
Все исследователи признают, что АНАЛОГОВ ЧЕРКЕССКОМУ СОПРОТИВЛЕНИЮ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ НЕ НАБЛЮДАЛОСЬ В МИРОВОЙ ИСТОРИИ !
За время войны с Черкесией на русском троне сменилось пять императоров; Российская Империя разгромила Наполеона, захватила Польшу, Крымское ханство, Прибалтику, Финляндию, присоединила Закавказье, выиграла четыре войны с Турцией, нанесла поражение Персии (Ирану), разгромила чечено-дагестанский имамат Шамиля, взяв его в плен, но не могла покорить Черкесию. Покорить Черкесию стало возможным только одним путем – изгнав ее население. На войну на Кавказе, по свидетельству генерала Головина, уходила шестая часть доходов огромной империи. При этом основная часть кавказской армии воевала против Страны Адыгов.

ТЕРРИТОРИЯ И НАСЕЛЕНИЕ ЧЕРКЕСИИ

Черкесия занимала основную часть Кавказа – от побережья Черного и Азовского морей до степей современного Дагестана. В отдельное время восточночеркесские (кабардинские) селения располагались по берегу Каспийского моря. Восточная Черкесия (Кабарда) занимала территории современных Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, южной части Ставропольского края, всю равнинную часть Северной Осетии, Ингушетии и Чечни, топонимика которых до сих пор сохранила многие адыгские названия (Малгобек, Пседах, Аргун, Беслан, Гудермес и т.д.). В зависимости от Кабарды находились абазины, карачаевцы, балкарцы, осетины, ингуши и чеченские общества.Западная Черкесия занимала территорию современного Краснодарского края. Позднее к северу от Кубани расселились татарские племена. В то время население Восточной Черкесии (Кабарды) оценивалось в 400 – 500 тысяч человек. Западная Черкесия, по разным оценкам, насчитывала от 2 до 4 млн. человек. Черкесия на протяжении столетий жила под угрозами внешних вторжений. Для обеспечения своей безопасности и выживания был только один выход – черкесы должны были превратиться в нацию воинов. Поэтому весь образ жизни адыгов стал в высшей степени милитаризирован. Они выработали и довели до совершенства искусство ведения войны, как конной, так и пешей. Столетия проходили в состоянии перманентной войны, поэтому война, даже с очень сильным противником, не считалась в Черкесии чем-то особенным. Внутренняя структура черкесского общества гарантировала независимость страны. В Стране Адыгов существовали особые классы общества – пши и уорки. Во многих областях Черкесии (Кабарде, Бесленее, Кемиргое, Бжедугии и Хатукае) уорки составляли почти треть населения. Их исключительным занятием была война и подготовка к войне. Для подготовки воинов и совершенствования военных навыков существовал особый институт «зек1уэ» («наездничество»). И в мирное время отряды уорков численностью от нескольких человек до нескольких тысяч, совершали дальние походы. Ни у кого из народов мира военная культура не была доведена до такой полноты и совершенства, как у черкесов. Во времена Тамерлана черкесские уорки совершали набеги даже на Самарканд и Бухару. Постоянным набегам подвергались и соседи, особенно богатые Крымское и Астраханское ханства. «…Охотнее всего черкесы совершают походы в зимнее время, когда море замерзает, чтобы грабить татарские селения, и горсточка черкесов обращает в бегство целую толпу татар». «Одно могу похвалить в черкесах, – писал астраханский губернатор Петру Первому, – что все они – такие воины, каких в здешних странах не обретается, ибо, что татар или кумыков тысяча, тут черкесов довольно двухсот».
Крымская знать стремились воспитывать своих сыновей в Черкесии. «Их страна является школой для татар, у которых каждый мужчина, который не обучался военному делу и хорошим манерам в Черкесии, считается «тентеком», т.е. ничтожным человеком». «Ханских детей мужского пола отправляют на Кавказ, откуда они возвращаются в родительский дом уже парнями». «Черкесы гордятся благородством крови, а турки оказывают им великое уважение, называют их «черкес спага», что означает благородный, конный воин». «Черкесы всегда изобретают что-либо новое в своих манерах или оружии, в которых окружающие народы подражают им так пылко, что черкесы могут быть названы французами Кавказа». Русский царь Иван Грозный в поисках союзников против Крымского ханства мог рассчитывать только на Черкесию. И Черкесия искала союзника в своей борьбе с Крымским ханством. Заключенный между Россией и Черкесией военно-политический союз 1557 года оказался очень успешным и плодотворным для обеих сторон. В 1561 году он был подкреплен браком между Иваном Грозным и кабардинской княжной Гуашаней (Марией). Кабардинские князья жили в Москве под именем князей Черкасских, и имели огромное влияние. (Места их первоначального проживания напротив Кремля и сейчас называются Большим и Малым Черкасскими переулками). Черкесом был первый российский генералиссимус. В «смутное время» рассматривался вопрос о кандидатуре князя Черкасского на российский престол. Первый царь в династии Романовых – Михаил, был племянником Черкасских. Во многих походах и войнах России участвовала конница ее стратегического союзника – Черкесии. Черкесия исторгала из себя огромное количество воинов не только в Россию. География военного отходничества Черкесии обширна и включает в себя страны от Балтики до Северной Африки. В литературе широко освещено черкесское военное отходничество в Польшу, Россию, Египет, Турцию. Все сказанное в полной мере относится и к родственной Черкесии стране – Абхазии. В Польше и Османской империи черкесы пользовались большим влиянием в высших эшелонах власти. Почти 800 лет Египтом (Египет, Палестина, Сирия, часть Сауд. Аравии) правили черкесские султаны.

ЧЕРКЕССКИЕ ЭТИКЕТНЫЕ НОРМЫ ВЕДЕНИЯ ВОЙНЫ

В Черкесии, ведшей войны на протяжении столетий, выработалась так называемая «Культура войны». Можно ли сочетать понятие «война» и «культура»? Война – таков был постоянный внешний фон, на котором развивался черкесский народ. Но, чтобы и на войне оставаться людьми, следовать правилам черкесского этикета «Уорк Хабзэ», было выработано много норм, регулирующих отношения людей во время войны. Вот некоторые из них:

1). Добыча не являлась самоцелью, а была лишь ЗНАКОМ, СИМВОЛОМ воинской доблести. В народе осуждалось, чтобы уорки были богатыми, имели предметы роскоши, за исключением оружия. Поэтому по «Уорк Хабзэ» добычу следовало отдать другим. Приобретать ее без боя считалось зазорным, в силу чего наездники всегда искали возможности военного столкновения.

2). При военных действиях считалось категорически недопустимым совершать поджог жилищ или посевов, особенно хлеба, даже у врагов. Вот как описывает нападение кабардинцев декабрист А.А. Бестужев-Марлинский, воевавший на Кавказе: «Кроме добычи, множество пленных и пленниц было наградой отваги. Кабардинцы вторгались в дома, уносили что поценнее или что второпях попадало под руку, но не жгли домов, не топтали умышленно нив, не ломали виноградников. «Зачем трогать труд божий и труд человека», – говорили они, и это правило горского разбойника, не ужасающегося никаким злодейством, – есть доблесть, которою могли бы гордиться народы самые образованные, если бы они ее имели».
Действия российской армии в Русско-Черкесской войне 1763-1864 г.г. никак не укладывались в это представление о войне, но, тем не менее, даже в ущерб себе, черкесы стремились быть верными своим представлениям. И.Дроздов, очевидец и участник войны на Кавказе, писал в связи с этим: «Рыцарский образ ведения войны, постоянные открытые встречи, сбор большими массами – ускорили окончание войны».

3). Считалось недопустимым оставлять на поле боя тела погибших товарищей. Д.А.Лонгворт писал по этому поводу: «В характере черкесов нет, пожалуй, черты, более заслуживающей восхищения, чем забота о павших – о бедных останках мертвого, который уже не может чувствовать заботы. Если кто-либо из соотечественников пал в бою, множество черкесов несется к тому месту за тем, чтобы вынести его тело, и героическая битва, которая за тем следует, … зачастую влечет за собой ужасающие последствия…»

4). Большим позором в Черкесии считалось попасть живым в руки врага. Русские офицеры, воевавшие в Черкесии, отмечали, что очень редко удавалось брать черкесов в плен. Часто смерть предпочитали плену даже женщины в окруженных деревнях. Исторический пример тому – уничтожение царскими войсками селения Ходзь. Женщины, чтобы не попасть в руки врага, убивали себя ножницами. Уважение и сострадание, восхищение мужеством жителей этого черкесского селения отразились в карачаево-балкарской песне «Оллу Хож» («Великий Ходзь»).
Иоганн фон Бларамберг отмечал: «Когда они видят, что окружены, то дорого отдают свою жизнь, никогда не сдаваясь в плен».
Начальник Кавказской линии генерал-майор К.Ф. Сталь писал: «Сдаться военнопленным есть верх бесславия и потому никогда не случалось, чтобы вооруженный воин сдался в плен. Потеряв лошадь, он будет сражаться с таким ожесточением, что заставит, наконец, убить себя».
«Видя отрезанными все пути к спасению, – свидетельствовал российский офицер Торнау, – они убивали своих лошадей, за телами их залегали с винтовкою на присошке, и отстреливались, пока было возможно; выпустив последний заряд, ломали ружья и шашки и встречали смерть с кинжалом в руках, зная, что с этим оружием их нельзя захватить живыми». (Ружья и шашки ломали для того, чтобы они не достались врагу).

ЧЕРКЕССКАЯ ТАКТИКА ВОЙНЫ

Украинский ученый-кавказовед начала ХХ века В.Гатцук дал точную характеристику войне Черкесии за независимость: «они много лет успешно боролись за свою родину и свободу; много раз высылали свои конные ополчения в Дагестан на помощь Шамилю, и силы их сломились перед огромным численным превосходством русских войск».
Военная культура Черкесии пребывала на очень высоком уровне.
Для успешной борьбы с адыгами российская армия вынуждена была перенять все ее элементы – от вооружения (шашки и черкесские сабли, кинжалы, черкесские седла, черкесские лошади) и формы одежды (черкеска, бурка, папаха, газыри и т.д.) до приемов ведения боя. При этом заимствование было не вопросом моды, а вопросом выживания. Однако чтобы сравняться по боевым качествам с черкесской конницей, надо было перенять всю систему подготовки воина в Черкесии, а это было невозможно.
«С первого раза казачья конница должна была уступить коннице черкесской, – писал генерал-майор И.Д. Попко, – и потом никогда уже не была в состоянии взять над ней преимущество, ни даже поравняться с нею».
В литературе, воспоминаниях очевидцев приведено много свидетельств ведения боя черкесами.
«Всадники нападали на врага с плетьми в руках и только в двадцати шагах от него выхватывали ружья, стреляли один раз, закидывали их за плечи и, обнажив шашку, наносили страшный удар, который почти всегда был смертельным». Промахнуться с расстояния в двадцать шагов было невозможно. Казаки, переняв шашки, скакали, подняв их вверх, напрасно утруждая руку, и лишая себя возможности сделать выстрел. В руках нападающего черкеса была только плеть, которой он разгонял лошадь.
«Черкесский воин спрыгивает со своего седла на землю, бросает кинжал в грудь лошади врага, снова прыгает в седло; затем становится прямо, ударяет своего противника … и все это в то время, как его лошадь продолжает полный галоп».
Для того чтобы расстроить ряды неприятеля, черкесы начинали отступать. Как только ряды неприятеля, увлеченного преследованием, расстраивались, черкесы бросались на него в шашки. Этот прием назывался «Шу к1апсэ». Такие контратаки отличались такой стремительностью и натиском, что, по свидетельству Э. Спенсера, противника «буквально разносят на клочья в течение нескольких минут».
Сколь быстры и неожиданны были подобные контратаки, настолько же быстро происходил отход. Тот же Спенсер писал, что «их манера борьбы в том, чтобы после неистовой атаки исчезнуть, подобно молнии, в лесах...». Преследовать их в лесу было бесполезно: как только неприятель поворачивал в сторону, откуда шел наиболее интенсивный обстрел или произошло нападение, они тут же исчезали и начинали обстрел совершенно с другой стороны.
Один из русских офицеров отмечал: «Та местность такая, что бой вспыхнет на поляне, а кончится в лесу и овраге. Тот неприятель таков, что если хочет биться, невозможно против него устоять, а если не хочет, невозможно его настигнуть».
Черкесы нападали на врагов с боевыми кличами «Еуэ» и «Маржэ». Польский доброволец Теофил Лапинский писал: «Русские солдаты, поседевшие на войне с горцами, рассказывали, что этот ужасный крик, повторяемый тысячным эхом в лесу и горах, вблизи и вдали, спереди и сзади, справа и слева, пронизывает до мозга костей и производит на войска впечатление более страшное, чем свист пуль».
Кратко и емко описал эту тактику М.Ю.Лермонтов, воевавший на Кавказе:
Но отдохнуть черкесы не дают,
То скроются, то снова нападут.
Они как тень, как дымное видение,
И далеко и близко в то ж мгновение.

КАК НАЗЫВАЕТСЯ ВОЙНА: КАВКАЗСКАЯ, РУССКО-КАВКАЗСКАЯ
ИЛИ РУССКО-ЧЕРКЕССКАЯ ?

В российской истории «Кавказской войной» называется война, которую Россия вела на Кавказе в 19 веке. Удивительно, что временной интервал этой войны исчисляется с 1817-1864 г.г. Странным образом куда-то исчезли с 1763 по 1817 годы. За это время была в основном покорена Восточная часть Черкесии – Кабарда. Вопрос о том, как называть войну российским историкам, и как исчислять ее хронологию – суверенное дело российской исторической науки. Она может называть «Кавказской» войну, которую Россия вела на Кавказе и произвольно исчислять ее длительность.
Многие историки правильно замечали, что в названии «Кавказская» война совершенно непонятно, кто с кем воевал – то ли народы Кавказа между собой, то ли что еще. Тогда вместо неопределенного термина «Кавказская» война некоторые ученые предложили термин «Русско-кавказская» война 1763-1864 г.г. Это немного лучше, чем «Кавказская» война, но тоже некорректно.
Во-первых, из народов Кавказа против Российской империи воевали только Черкесия, Чечня и Горный Дагестан. Во-вторых, «Русско-» отражает НАЦИОНАЛЬНОСТЬ. «Кавказская» - отражает ГЕОГРАФИЮ. Если использовать термин «Русско-кавказская» война, то это означает, что русские воевали с Кавказским хребтом. Это, конечно, неприемлемо.

Черкесские (Адыгские) историки должны писать историю с точки зрения черкесского (Адыгского) народа. В любом другом случае это будет что угодно, но только не национальная история.
Россия начала военные действия против черкесов (Адыгов) в 1763 году, построив в центре Кабарды крепость Моздок. Война закончилась 21 мая 1864 года. Никаких неясностей здесь нет. Поэтому войну России с Черкесией правильно называть Русско-Черкесской, и ее временной интервал с 1763 по 1864 годы.
Не игнорирует ли такое название войны Чечню и Дагестан?
Во-первых, Черкесия, и чечено-дагестанский имамат не выступали единым фронтом против экспансии Российской Империи.
Во-вторых, если чечено-дагестанский имамат вел борьбу под религиозными лозунгами, то Черкесия, никогда не отличавшаяся религиозным фанатизмом, воевала за национальную независимость – «проповедь мюридизма…не имела большого влияния на людей, оставшихся до сих пор мусульманами только по имени», – писал генерал Р. Фадеев о черкесах (Адыгах).
В-третьих, никакой конкретной поддержки от чечено-дагестанского имамата Черкесия не получала.
Таким образом, с чечено-дагестанским имаматом в той войне черкесов (Адыгов) объединяло только географическое соседство. Попытка Шамиля придти в Кабарду была предпринята через несколько лет после покорения последней. Сокращение численности Кабарды от 500 тысяч до 35 тысяч человек делало фактически невозможным дальнейшее сопротивление.
Часто можно услышать, что Черкесию и чечено-дагестанский имамат объединяло наличие общего противника. Но вот не полный перечень сторон, с которыми воевала Российская Империя за время войны с Черкесией: Франция, Польша, Крымское ханство, четыре раза Турция, Персия (Иран), чечено-дагестанским имамат. Тогда их всех тоже придется учитывать в названии войны.
Название «Русско-Черкесская война» не претендует на то, чтобы включать в себя действия в чечено-дагестанском имамате или в других регионах. Русско-Черкесской войной называется война Российской Империи против Черкесии.
У черкесов (Адыгов) эта война называется «Урыс-Адыгэ зауэ», буквально: «Русско-Черкесская война». Именно так наш народ и должен ее называть. Черкесы вели войну НЕЗАВИСИМО НИ ОТ КОГО. Страна Адыгов вела войну НЕ ПОЛУЧАЯ ПОМОЩИ НИ ОТ ОДНОГО ГОСУДАРСТВА В МИРЕ. Наоборот, Россия и черкесский «союзник» Турция неоднократно вступали в сговор между собой, использовали мусульманское духовенство Черкесии для реализации ЕДИНСТВЕННОГО способа завоевать нашу страну – изгнать ее население. Завоевание Страны Адыгов продолжалось с 1763 по 1864 годы - "Кавказская" война началась в Черкесии и закончилась в Черкесии.

НАЧАЛО ВОЙНЫ

В чем же причина начала войны между давними союзниками – Россией и Черкесией? К середине XVIII территориальная экспансия Российской империи докатилась до Кавказа. С добровольным присоединением к России слабых закавказских территорий (так называемой «Грузии», т.е. «царств» Картли-Кахети, Имерети и т.д.), ситуация усугубилась – Кавказ оказался барьером между Россией и ее закавказскими владениями.
Во второй половине 18 века Российская империя перешла к активным военным действиям по завоеванию Кавказа. Это сделало неизбежной войну с доминирующей страной Кавказа – Черкесией. Она много лет была последовательным и надежным союзником России, но никому не могла уступить свою независимость. Таким образом, черкесам – народу воинов, предстояло столкновение с сильнейшей империей мира.

КРАТКИЙ ОЧЕРК ПОКОРЕНИЯ ВОСТОЧНОЙ ЧЕРКЕСИИ (КАБАРДЫ)

Покорение Кавказа Российское самодержавие решило начать с Восточной области Черкесии – Кабарды, занимавшей в то время обширные территории. Через Кабарду проходили важнейшие дороги в Закавказье. Кроме того, влияние Кабарды на остальные народы Кавказа было огромным. Абазины, карачаевцы, балкарские общества, осетины, ингуши и чеченцы находились в культурной и политической зависимости от кабардинских князей. Служивший на Кавказе генерал-майор В.Д. Попко писал, что «мужицкая Чечня», как могла, следовала правилам этикета «рыцарской Кабарды». По словам российского историка В.А.Потто, автора пятитомной монографии «Кавказская война» «Влияние Кабарды было огромным и выражалось в рабском подражании окружающих народов их одежде, вооружению, нравам и обычаям. Фраза «он одет…», или «он ездит как кабардинец» звучала величайшей похвалой в устах соседних народов». Покорив Кабарду, российское командование рассчитывало захватить стратегический путь в Закавказье – Дарьяльское ущелье также контролировалось кабардинскими князьями. Покорение Кабарды, кроме того, что давало контроль над Центральным Кавказом, должно было оказать воздействие на все народы Кавказа, особенно на Западную (Закубанскую) Черкесию. После покорения Кабарды Кавказ делился на два изолированных района – Западную Черкесию и Дагестан. В 1763 году, на кабардинской территории, в урочище Моздок (Мэздэгу – «Глухой лес»), без всякого согласования с Кабардой, была построена одноименная крепость. На требование срыть крепость Россия ответила категорическим отказом, перебросив в район конфликта дополнительные вооруженные силы. Открытая демонстрация агрессии со стороны России быстро объединила всю Кабарду. Участвовать в сражениях прибывали и уорки Западной Черкесии. Российский историк В.А. Потто писал: «В кабардинцах русские нашли весьма серьезных противников, с которыми надо было считаться. Влияние их на Кавказ было огромным…» Давний союз с Россией сыграл против Кабарды. Российские генералы попрекали адыгов в том, что они, противостоя России, нарушают давние союзнические отношения, сложившиеся между их предками. На это князья Кабарды отвечали: «Уйдите с наших земель, уничтожьте крепости, верните беглых рабов, и – вы знаете, что мы умеем быть достойными соседями».
Генералы применяли тактику выжженной земли, вытаптывали посевы, угоняли скот. Селения сжигались сотнями. Так, царское командование разжигало классовую борьбу в Кабарде, принимая у себя беглых крестьян и подстрекая их выступать против владетелей, выставляя себя защитником угнетенных классов. (В самой Российской империи, называемой «жандармом Европы», возглавляемой одним из самых одиозных и свирепых императоров – Николаем Первым, никто не думал о русских крестьянах). Кроме того, соседним народам было объявлено, что после победы над Кабардой, им будут выделены равнинные земли за счет Кабарды, и они избавятся от зависимости от кабардинских князей. В результате «кавказские народы с радостью наблюдали за ослаблением кабардинцев».
В ходе войны все кабардинские селения, находившиеся в районе Кавказских Минеральных Вод и Пятигорья были уничтожены, остатки переселены за р. Малка, а на «освободившейся» территории были возведены новые крепости, в том числе и укрепление Константиногорское (Пятигорск). В 1801 году в урочище Нартсана («напиток нартов», в русской транскрипции – нарзан) была заложена крепость Кислые Воды (Кисловодск), перерезавшая дороги в Западную Черкесию. Кабарда была окончательно отрезана от остальной Черкесии. Большим ударом по Кабарде была эпидемия чумы (по-черкесски «емынэ уз») в начале 19-го века. Длительная война, способствовала распространению эпидемии. В результате население Кабарды сократилось более чем в 10 раз – с 500 тысяч человек до 35 тысяч.
По этому поводу российские генералы с удовлетворением отмечали, что теперь обезлюдевшая Кабарда не может в полной мере использовать свое страшное оружие – стремительные удары многотысячной конницы. Однако сопротивление продолжалось. На реке Кумбалей (Камбилеевка, которая сейчас находится на территории современной Северной Осетии и Ингушетии) состоялось грандиозное сражение, в котором Кабарда потерпела поражение. Именно к этому периоду относится пословица «Емынэм къелар Къумбалейм ихьа» («Кто спасся от чумы, того унес Кумбалей»). Горные кабардинские селения выносились на плоскость, линия крепостей отрезала их от гор, которые всегда были оплотом при отражении неприятеля. Одной из таких крепостей стала крепость Нальчик.
Сопротивление продолжалось до 1827 года. Многие князья и уорки, с боями отступая по Баксанскому ущелью, через Приэльбрусье уходили в Западную Черкесию продолжать сопротивление, образовав там аулы «беглых кабардинцев». Многие ушли в Чечню, где и до сегодняшнего дня существует множество черкесских фамилий и тейпов. Таким образом, к 1827 году, после 64-х лет сопротивления, Кабарда была окончательно покорена. Ее территория сократилась в 5 раз, а население от 500 тысяч человек до 35 тысяч. Сбылись мечты генералов – довести Кабарду до состояния других горских народов.
Горские татарские общества Кабарды (совр. балкарцы), некоторые осетинские общества и ингуши, освободившись от кабардинской зависимости, принесли присягу России. Карачай был присоединен в ходе однодневного сражения 30 октября 1828 года.
На опустевшую землю Малой Кабарды (плоскость современной Чечни и Ингушетии) с гор были переселены чеченцы и ингуши. Равнинные кабардинские земли передавались выселяемым с гор осетинам, карачаевцам и горским обществам (балкарцам).
Покорение Восточной Черкесии (Кабарды) почти не вызывало протеста со стороны других государств. С 1774 года они считали Кабарду частью Российской империи. Но территория Западной Черкесии частью Империи не считалась.

НАЧАЛО ВОЙНЫ В ЗАПАДНОЙ ЧЕРКЕСИИ
В 1829 году Российская империя, используя дипломатические трюки, объявила себя «хозяином» Западной Черкесии в глазах международного сообщества.
Еще задолго до этих событий Османская Империя делала попытки покорить Черкесию, включив ее в свой состав. Это делалось и через Крымское Ханство, и через попытки распространить мусульманскую религию в Черкесии. Военное столкновение между турецкими войсками и черкесами было только один раз – при попытке высадить десант на черкесском берегу Черного моря и основать крепость. Десант был уничтожен стремительным ударом черкесской конницы. После этого, османские власти стали вести переговоры и, договорившись с местными князьями Натухая (исторической области Черкесии – современные Анапский, Новороссийский, Крымский, Геленджикский и Абинский районы Краснодарского края), возвели крепости Анапа и Суджук-кале. Заверения турок о приведении в подданство черкесов нисколько не соответствовали действительности.
«Черкесы за вознаграждение еще терпели на своей территории османов, но не допускали, а вернее, безжалостно колотили их при всякой попытке вмешательства в свои дела». На своих картах, выдавая желаемое за действительное, турки рисовали Черкесию включенной в состав Османской империи. Россию это вполне устраивало. Победив в очередной русско-турецкой войне, она заключила Андрианопольский мир, по условиям которого Турция «уступала» России Черкесию, признав ее «в вечном владении Российской империи». Таким образом «весь дипломатический корпус Европы оказался перехитренным московской хитростью».
Как справедливо отмечал основоположник коммунизма Карл Маркс, «Турция не могла уступить России то, чем не владела сама». Он же подчеркивал, что это прекрасно известно России: «Черкесия всегда была настолько независима от Турции, что в то время, как в Анапе находился турецкий паша, Россия заключала соглашение о прибрежной торговле с черкесскими вождями». Для выяснения отношений с Турцией в Стамбул была направлена черкесская делегация. Турецкое правительство предложило адыгам признать турецкое подданство и принять ислам, что было категорически отвергнуто.
Развязав себе руки в международном плане, Россия прекрасно понимала, что Андрианопольский мир был «только буквою, которую черкесы не хотели знать», и что «принудить их к покорности можно только оружием».
В 1830 году боевые действия против Западной (Закубанской) Черкесии были резко активизированы. Адыги направили делегацию к военному командованию на переговоры. Им было заявлено, что Черкесия и ее жители переданы их хозяином – турецким султаном, России. Черкесы отвечали: «Турция никогда не завоевывала наши земли силой оружия и никогда не покупала их за золото. Как она может дарить то, что ей не принадлежит?» Один из адыгских старейшин образно объяснил, как Турция «подарила» Черкесию России. Указывая генералу на птичку, сидевшую на дереве, он сказал: «Генерал! Ты хороший человек. Я дарю тебе эту птичку – она твоя!».
В «Меморандуме союза западночеркесских племен», направленном российскому императору, говорилось: «Нас четыре миллиона и мы едины от Анапы до Карачая. Эти земли принадлежат нам: мы их унаследовали от наших предков и стремление удержать их в нашей власти и является причиной долгой вражды с вами... Будьте к нам справедливы и не разоряйте нашего имущества, не проливайте нашу кровь, если вас на это не вызывают... Вы вводите в заблуждение весь мир, распространяя слухи, что мы дикий народ и под этим предлогом вы ведете войну с нами; между тем мы такие же человеческие существа, как и вы... Не стремитесь проливать нашу кровь, так как МЫ РЕШИЛИ ЗАЩИЩАТЬ НАШУ СТРАНУ ДО ПОСЛЕДНЕЙ КРАЙНОСТИ…»
В Западной Черкесии российские генералы также применяли тактику выжженной земли, уничтожали посевы, угоняли скот, обрекая население на голодную смерть. Селения сжигали сотнями, уничтожая всех не успевших скрыться жителей. Широко известным стал позорный курган генерала Засса с человеческими головами, сооруженный для устрашения окрестных черкесских деревень. Такие действия генерала даже вызвали возмущение самого императора. Подобные методы ведения войны приводили к жертвам среди мирного населения, но в военном плане российское командование терпело сокрушительные поражения.
Целые карательные армии по 40-50 тысяч человек буквально исчезали в Черкесии. Как писал один из русских офицеров: «Чтобы покорить Грузию, нам хватило двух батальонов. В Черкесии целые армии просто исчезают …» Русские цари устроили в Черкесии настоящую бойню не только для адыгов, но и для своей армии. «Потери русской армии в Черкесии, – писал в 1840 году британский офицер Джеймс Камерон, очевидец тех событий, – представляют ужасающую картину человеческого жертвоприношения».

БЛОКАДА ЧЕРКЕССКОГО ПОБЕРЕЖЬЯ ЧЕРНОГО МОРЯ

Для блокады черноморского побережья Черкесии на черкесском берегу Черного моря от Анапы до Адлера была возведена так называемая черноморская береговая линия, состоявшая из множества крепостей. Картина И.К. Айвазовского «Десант в Субаши» запечатлела обстрел кораблями Черноморского флота побережья и высадку десанта в устье реки Шахе, в Шапсугии (исторической области Черкесии – современные Туапсинский район и Лазаревский район Сочи. Там был основан форт Головинский (названный так в честь генерала Головина). Это укрепление входило в черноморскую береговую линию, основанную в 1838 году с целью блокировать черноморское побережье Черкесии.
Адыги неоднократно уничтожали крепости этой линии. Так, 19 февраля 1840 года черкесы захватили и разрушили крепость Лазаревск; 12 марта – Вельяминовск (черкесское название – Туапсе); 2 апреля – Михайловск; 17 апреля – Николаевск; 6 мая – Навагинск (черкесское название – Сочи). При взятии черкесами Михайловской крепости солдат Архип Осипов взорвал пороховой погреб. В «честь» этого события крепость Михайловская была переименована в Архипо-Осиповку.
Начальник черноморской береговой линии генерал Н.Н.Раевский - друг А.С.Пушкина, в знак протеста против политики самодержавия в Черкесии подал прошение об отставке на имя военного министра графа Чернышева: «Я первый и по сие время один восстал против пагубной политики военных действий на Кавказе, и от этого вынужден покинуть край. Наши действия на Кавказе напоминают все бедствия завоевания Америки испанцами, но я не вижу здесь ни подвигов геройства, ни успехов завоеваний…».

БОРЬБА НА МОРЕ

Упорная борьба шла не только на суше, но и на море. С давних времен приморские черкесы (натухайцы, шапсуги, убыхи) и абхазы были отличными мореходами. Еще Страбон упоминал об адыго-абхазском пиратстве; в средние века оно достигло громадного размаха.
Галеры черкесов были небольшими, маневренными; их можно было легко прятать. «Эти суда плоскодонные, управляются от 18 до 24 гребцами. Иногда строят суда, вмещающие от 40 до 80 человек, которые управляются, помимо гребцов, угловым парусом».
Очевидцы отмечали высокую подвижность, большую скорость и неприметность черкесских кораблей, что делало их чрезвычайно удобными для пиратства. Иногда суда вооружались пушками. Владетельные князья Абхазии уже в 17 веке производили огромные галеры, вмещавшие 300 человек.
С началом войны с Россией черкесы весьма эффективно использовали свой флот. Громоздкие российские корабли полностью зависели от ветра и не обладали высокой маневренностью, что делало их уязвимыми перед черкесскими галерами. Черкесские мореходы на крупных галерах с экипажами в 100 и более человек вступали в сражения с кораблями противника. Успешно нападали на российские корабли и небольшие, но многочисленные черкесские галеры. На своих судах они выходили в безлунные ночи и бесшумно подплывали к кораблю. «Сперва винтовками сбивали находящихся на палубе людей, а потом бросались с шашками и кинжалами на абордаж, и в короткое время решали дело…».
В период войны и блокады черкесского побережья черкесские (адыгские) делегации и посольства свободно добирались морем до Стамбула. Между Черкесией и Турцией, несмотря на все старания черноморского флота, до самых последних дней войны постоянно курсировало около 800 судов.
ИЗМЕНЕНИЕ ТАКТИКИ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В ВОЙНЕ С ЧЕРКЕСИЕЙ

О том, как хорошо была приспособлена военная организация Черкесии к ведению войны, свидетельствует фраза из письма черкесов османскому султану: «Уже много лет мы ведем войну с Россией, но большой беды в том нет. Наоборот, это позволяет нам иметь хорошую добычу». Это письмо было написано на 90-м году войны! При этом следует заметить, что численность армии, воевавшей против Черкесии, в несколько раз превосходила армию, выставленную Россией против Наполеона. В отличие от Восточного Кавказа (Чечни и Дагестана), где война окончилась с пленением Шамиля, война в Черкесии носила общенародный, тотальный и бескомпромиссный характер и проходила под лозунгом национальной независимости. В силу этого «охота на вождей» не могла принести никакого успеха. «В этом отношении, как и во всем остальном, положение вещей было совсем иное на западном Кавказе (т.е. в Черкесии), чем на восточном (Чечне-Дагестане). Начиная с того, что лезгины и чеченцы уже были приучены к повиновению….властью Шамиля: русскому государству нужно было побороть имама, стать на его место, чтобы повелевать этими народами. На западном Кавказе (в Черкесии) приходилось иметь дело с каждым человеком отдельно», – писал генерал Р.Фадеев.
Классические идеи разгрома противника захватом его столицы, победой в нескольких генеральных сражениях, также не могли реализоваться в войне с Черкесией.
Российское военное командование стало осознавать, что без смены тактики войны победить Черкесию невозможно. Было принято решение о полном выселении черкесов с Кавказа и заселению страны казачьими станицами. Для этого предполагался систематический захват отдельных частей страны, уничтожение селений и возведение крепостей и станиц. («Земля их нужна, в них же самих нет никакой надобности»). «Исключительное географическое положение черкесской страны на берегу европейского моря, приводившее ее в соприкосновение с целым светом, не позволяло ограничиться покорением населявших его народов в обыкновенном значении этого слова. Не было другого средства укрепить эту землю (Черкесию) за Россией бесспорно, как сделать ее действительно русской землей…..истребление горцев, поголовное их изгнание вместо покорения», «Нам нужно было обратить восточный берег Черного моря в русскую землю и для того очистить от горцев все побережье.....Изгнание горцев из трущоб и заселение западного Кавказа (Черкесии) русскими – таков был план войны в последние четыре года», – так рассказывает о планах геноцида черкесов генерал Р. Фадеев.
По разным планам предполагалось или переселять черкесов в разрозненные селения вглубь страны, или выдавливать в Турцию. Формально им отводились и болотистые места по Кубани, однако фактически выбора не было. «Мы знали – не пойдут орлы в курятник», - писал генерал Р. Фадеев. Для того, чтобы ВСЕ адыгское население отправилось в Турцию, Россия вступила с ней в сговор. Турция засылала эмиссаров в Черкесию, подкупала мусульманское духовенство для агитации за переезд. Духовенство расписывало «красоты» жизни в мусульманской стране, эмиссары обещали, что Турция выделит им самые лучшие земли, а впоследствии поможет вернуться на Кавказ. При этом Турция стремилась использовать воинственный народ для удержания в подчинении югославских славян и арабов, которые стремились к отделению от Османской империи.
Черкесы всегда занимали сильные позиции в высших эшелонах власти в Турции. Мать турецкого султана была черкешенкой. Это тоже использовалось в агитации.
Следует отметить, что высокопоставленные черкесы в Турции, резко отрицательно относившиеся к этому проекту, и убеждавшие соотечественников не поддаваться на агитацию, были арестованы турецким правительством, многие – казнены.
Однако планы Российской империи были отложены из-за Крымской войны. Международное положение России обострялось. Англия и Франция не признавали прав России на Черкесию. Во многих столицах Европы создавались «Черкесские комитеты», которые оказывали давления на свои правительства с целью оказания помощи Черкесии. Восхищение борьбой Черкесии выражал и основоположник коммунизма Карл Маркс. Он писал: «Грозные черкесы снова одержали ряд блистательных побед над русскими. Народы мира! Учитесь у них, на что способен народ, желающий оставаться свободным!». Обострялись отношения с Европой не только из-за «черкесского вопроса». В 1853 году началась «Крымская война» России с англо-французской коалицией.
Ко всеобщему удивлению, коалиция вместо высадки войск на черкесском берегу Черного моря, высадилась в Крыму. Как признавали впоследствии российские генералы, высадка союзников в Черкесии или хотя бы передача Черкесии пушек, привели бы к катастрофическим результатам для Империи, и потерей Закавказья. Но союзное командование высадилось в Крыму, да еще потребовало от Черкесии 20-тысячной конницы для осады Севастополя, без каких-либо обещаний поддержки войны за независимость. Штурм Севастополя – базы флота, после того, как сам черноморский флот России был затоплен, не имел никакого военного значения. Отказ союзного командования высадить свои войска на побережье Черкесии дал понять, что никакой военной помощи от союзников ждать не придется.
Война закончилась поражением России – ей было запрещено иметь в Черном море свой флот и предписывалось вывести войска из Черкесии. Англия настаивала на немедленном признании независимости Черкесии, но ее не поддержала Франция, ведущая войну в Алжире. Таким образом, победа Англии и Франции над Россией не принесла ощутимых изменений. Почувствовав политическую слабость соперников, Российская империя решила быстро осуществить свой план по изгнанию населения Черкесии, не считаясь ни с какими человеческими и материальными средствами. Интересно, что Британская Империя, запретив России иметь на Черном море флот, вдруг стала разрешать России использовать корабли, если они предназначались для вывоза черкесов в Турцию. Изменение политики Британии становится понятным из ее газет тех времен. Российские императоры не скрывали, то после овладения Кавказом, перед ними открывается «слабая и беззащитная Азия». Британская империя опасалась, что после завоевания страны черкесы будут использованы Россией для захвата Персии и Индии. «В распоряжении России для захвата Бомбея и Калькутты окажется самый воинственный народ в мире» - основная мысль английский газет того времени. Английское правительство также решило всячески содействовать переселению черкесов в Турцию, разрешая России, даже в нарушение мирного договора, использовать в Черном море флот.
Таким образом, выселение проводилось при полном согласии Российской, Османской и Британской империй, и поддерживалось изнутри мусульманским духовенством на фоне небывалого размаха военных действий против Черкесии.

ИЗГНАНИЕ ЧЕРКЕСОВ

Против Черкесии были сосредоточены огромные военные силы. В 1861 году были выселены в Турцию бесленейцы. За ними последовали кубанские кабардинцы, кемиргоевцы, абазины. В 1862 году пришла очередь натухайцев, живших в районе Анапы и Цемеза (Новороссийска).
Зимой 1863-1864 г.г. войска были брошены против абадзехов. Абадзехия, наполненная десятками тысяч беженцев из «покоренных» районов Черкесии, сопротивлялась мужественно и упорно, но силы были неравны. Проведение наступления зимой привело к большим жертвам среди населения. «Уничтожение запасов и солений действует губительно, горцы остаются совершенно без крова и крайне стеснены в пище», «не более десятой части погибшего населения пали от оружия, остальные свалились от лишений и суровых зим, проведенных под метелями в лесу и на голых скалах».
«Поразительное зрелище представилось нашим глазам по пути: разбросанные трупы детей, женщин, стариков, растерзанные, полуобъеденные собаками; изможденные голодом и болезнями переселенцы, едва поднимавшие ноги от слабости...» (офицер И. Дроздов, Пшехский отряд).
Все уцелевшие абадзехи выселились в Турцию. «Турецкие шкиперы из жадности наваливали, как груз, черкесов, нанимавших их кочермы до берегов Малой Азии, и, как груз, выбрасывали за борт при малейшем признаке болезни. Волны выбрасывали трупы этих несчастных на берега Анатолии... Едва ли половина отправившихся в Турцию прибыла к месту. Такое бедствие и в таких масштабах редко постигало человечество. Но только ужасом и можно было подействовать на этих воинственных дикарей...».
28 февраля 1864 года Даховский отряд генерала фон Геймана, перевалив через Кавказский хребет по Гойтхскому перевалу, вышел в причерноморскую Шапсугию и занял Туапсе. Начались карательные операции против шапсугов и убыхов. С 7 по 10 марта были истреблены все черкесские селения густонаселенных причерноморских долин Дедеркой, Шапси и Макопсе. 11 и 12 марта уничтожены все селения в долинах Туапсе и Аше. 13-15 марта по долине Псезуапсе «все встреченные аулы уничтожены». 23, 24 марта «на реке Лоо, в обществе Вардане, все селения сожжены». С 24 марта по 15 мая 1864 года были уничтожены все черкесские селения по долинам рек Дагомыс, Шахе, Сочи, Мзымта и Бзыбь.
«Война велась обеими сторонами с беспощадной жестокостью. Ни суровая зима, ни бури на черкесском берегу не были в состоянии прекратить кровопролитную борьбу. Не проходило ни одного дня без сражения. Страдания окруженных со всех сторон неприятелем адыгских племен, происходившее вследствие недостатка средств, пропитания и амуниции, превосходили все, что можно себе представить…… на берегах Черного моря, под мечом победителя, исходил кровью один из храбрейших на всем земном шаре народов…»
Оборонять страну становилось невозможным. Эмиграция принимала чудовищный размах. Черкесам определили кратчайшие сроки, за которые они должны были выселиться в Турцию. Имущество и скот были брошены или за бесценок проданы военным и казакам. Огромные массы населения толпились по всему черкесскому побережью Черного моря. Все побережье было усеяно телами погибших вперемежку с живыми. Люди, имея жалкие запасы продовольствия, сидели на берегу, "испытывая все удары стихии" и ждали возможности уехать. Прибывавшие каждый день турецкие корабли нагружались переселенцами. Но перевести всех сразу не было никакой возможности. Корабли нанимала и Российская империя. «Черкесы стреляли в воздух из ружей, прощаясь с родиной, где находились могилы их отцов и дедов. Некоторые, выстрелив в последний раз, бросали дорогое оружие в морскую пучину».
Специально посланные отряды прочесывали ущелья, разыскивая людей, пытавшихся укрыться в труднодоступных местах. От 300 тысяч шапсугов остались около 1 тыс. человек, рассеянных по самым неприступным местностям; 100 тысяч убыхов выселились полностью. От Натухая остался один аул, названный Суворов-Черкесский, но и его население в 1924 году было переселено в Адыгейскую Автономную Область. От многочисленного населения Абадзехии на Кавказе осталось только одно селение – аул Хакуринохабль.
По официальным данным российских властей было выселено 418 тысяч черкесов. Разумеется, это число является заниженным. Налицо стремление официальных властей скрыть масштабы геноцида. Кроме того, даже эти 418 тысяч человек – это только официально зарегистрированные российскими властями переселенцы. Естественно, эти цифры не в состоянии учесть всех черкесов, «которым решительно не было никакого интереса отчитываться, кто и куда едет в Турцию». По данным турецкой «Мухажир Комиссион» (комиссии по переселенцам) осталось в живых и размещено по вилайетам (областям) Османской Империи 2,8 миллиона человек, из которых 2,6 миллиона – адыги. И это притом, что огромное количество людей погибли на берегу Черного моря и при переезде. Адыгская пословица того времени гласит: «Дорога по морю на Истанбул (Стамбул) видна по черкесским трупам». И спустя 140 лет после этих событий приморские черкесы – чудом уцелевшие шапсуги, не едят рыбу из Черного моря.
Огромными были потери и в карантинных лагерях переселенцев на турецком берегу. Это была невиданная гуманитарная катастрофа. Например, смертность от голода и болезней только в лагере Ачи-кале достигала около 250 человек в день, а эти лагеря были расположены по всему турецкому побережью. Турецкое правительство, не ожидавшее таких размахов переселения, не могло обеспечить все лагеря продовольствием. Опасаясь эпидемий, лагеря окружали армейские подразделения. Турция просила Россию приостановить поток беженцев, но он только увеличивался. Мать султана, черкешенка по происхождению, пожертвовала все личные сбережения и организовала сбор средств на покупку продовольствия для адыгов. Но спасти многие и многие тысячи от голодной смерти не удалось. "Родители продавали туркам своих детей в надежде, что те хоть сытно поедят"
"Мое сердце обливалось горечью, когда я вспоминал поражающую нищету этих несчастных, гостеприимством которых я пользовался столько времени", "Бедные эти черкесы, как они несчастны,- сказал я ему (турку)....
- Черкешенки дешево будут стоить нынешний год на базаре, отвечал мне... совершенно спокойно, старый пират"
(Французский доброволец А.Фонвилль, по книге "Последный год войны Черкесии за независимость, 1863-1864") К 21 мая 1864 года пал последний бастион черкесского сопротивления – урочище Кбаада (Къуэбыдэ, ныне - горнолыжный курорт Красная поляна, близ Сочи).
Там, в присутствии родного брата императора Александра II - Великого князя Михаила, состоялся парад победы по случаю окончания Кавказской войны и выселения черкесов (адыгов) в Турцию.
Огромный край опустел. От четырехмиллионного населения к 1865 году на Западном Кавказе осталось лишь около 60 тысяч человек, поселенных в разрозненных селениях, в окружении казачьих станиц. Выселение продолжалось почти до конца 1864 года и, к 1865 году, вместо многочисленного и цельного черкесского народа – доминирующего народа Кавказа, остались лишь небольшие, территориально разобщенные этнические «островки» адыгов.
Такая же участь в 1877 году постигла и родственную черкесам Абхазию. Общее число черкесов на Кавказе после войны (без кабардинцев), не превышало 60 тысяч человек. Да, черкесы проиграли эту войну. По своим последствиям она явилась для них настоящей национальной катастрофой. Были потеряны свыше 90% населения и около 9/10 всех земель. Но кто может попрекнуть черкесский народ в том, что он, жалея себя, не защищал свою родину? Что он до последнего воина не сражался за каждую пядь этой земли? За всю историю Черкесии ЕДИНСТВЕННОЙ армией, сумевшей, ценой колоссальных жертв и невероятного напряжения сил, занять эту территорию, была российская армия, да и то, сделать это удалось, только изгнав фактически все черкесское население.
И во время, и после окончания войны, многие участники этих событий отдавали должное той отваге, с которой адыги отстаивали свою родину.
Один из авторов «Очерков покорения Кавказа» писал:
"Мы не могли отступить от начатого дела и бросить покорение Кавказа только потому, что черкесы не хотели покориться... Теперь, когда наша власть на Кавказе вполне упрочена, мы можем спокойно отдать дань уважения героизму и беззаветной отваге побежденного врага, честно защищавшего свою родину и свою свободу до полного истощения сил".
В книге «Последний год войны Черкесии за независимость (1863-1864г.)» француз Фонвилль, очевидец тех событий, так описывал черкесов, выселившихся в Турцию:
«их сабли, кинжалы, карабины производили какой-то особый, внушительный, воинственный шум... Чувствовалось, что этот могучий народ, если и был побежден русскими, отстаивал свою страну, сколько мог, и… не было в нем недостатка ни в храбрости, ни в энергии». ЧЕРКЕССКИЙ НАРОД УШЕЛ НЕПОКОРЕННЫМ !!!
Вот как описывал генерал Р.Фадеев изгнание черкесского народа: «Весь берег унизался судами и покрылся пароходами. На каждой версте из 400 верст его протяжения белели большие и малые паруса, подымались мачты, дымились трубы пароходов; на каждом мыску развевались флаги наших пикетов; в каждой балке толпился народ и стоял базар….. Правда, то были похороны исчезавшего народа: движение редело по мере того, как пустел берег. Но он пустел ненадолго. На покинутых пепелищах осужденного черкесского племени стало великое племя русское… восточный берег с его великолепной красотой составляет теперь часть России…. Вырваны плевела, взойдет пшеница.»
А это прогноз генерала на будущее адыгов: «…довольно посмотреть на донесения консулов, чтобы знать, как тают черкесы в Турции; их выбыло уже наполовину, между ними нет больше женщин…. Турецкие черкесы просуществуют лишь в одном поколении…»
НО ЧЕРКЕССКИЙ (АДЫГСКИЙ) НАРОД НЕ ИСЧЕЗ! ОН ВЫЖИЛ, НЕСМОТРЯ НИ НА ЧТО, И УВЕРЕННО ВСТАЕТ НА ПУТЬ ВОЗРОЖДЕНИЯ!
По переписи 2002 года черкесы (Адыги), впервые после Русско-Черкесской войны, вновь стали крупнейшим народом Кавказа. Черкесская диаспора насчитывает, по разным оценкам, от 5 до 7 миллионов человек, сохраняющих свое национальное самосознание.

Сообщение отредактировал djiper: 14 Июль 2009 - 07:15


#45 Леонид

    Новичок

  • Пользователи
  • 2 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Минск
  • Интересы:любитель истории
  • Имя:Леонид
  • Кто:любитель истории

Отправлено 12 Июль 2009 - 10:58

Всем доброго дня. Я сам из Белоруссии из Минска, мама родом с с. Молдованское. На днях выезжаю в гости, в Крымск, сколько раз там не был, но не мог себе представить, что на столько интересная история Вашего города. Я думал, что вся история города связана с жизнью консервного завода . А тут совсем другая история, как и впрочем, во многих уголках великой, необъятной России, да и не только в ней, видимо советскому правительству было очень не выгодно говорить людям правду, а может быть и стыдно??? за те деяния которые они совершили с родной землей. Обязательно поброжу по старому парку, посмотрю на то здание, которое построено из оскверненного священного камня, белокаменной церкви.
Заодно может, кто подскажет, где в городе Крымске можно посмотреть краеведческую литературу? И существует ли в Крымске так называемый «Блошиный рынок»?

#46 djiper

    Активный участник

  • Пользователи
  • 680 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:г.Крымск
  • Интересы:Туризм, фото и видеосъемка, история
  • Имя:strannik
  • Кто:stranger

Отправлено 12 Июль 2009 - 19:02

Просмотр сообщенияЛеонид (12.7.2009, 11:58) писал:

Всем доброго дня. Я сам из Белоруссии из Минска, мама родом с с. Молдованское. На днях выезжаю в гости, в Крымск, сколько раз там не был, но не мог себе представить, что на столько интересная история Вашего города. Я думал, что вся история города связана с жизнью консервного завода . А тут совсем другая история, как и впрочем, во многих уголках великой, необъятной России, да и не только в ней, видимо советскому правительству было очень не выгодно говорить людям правду, а может быть и стыдно??? за те деяния которые они совершили с родной землей. Обязательно поброжу по старому парку, посмотрю на то здание, которое построено из оскверненного священного камня, белокаменной церкви.
Заодно может, кто подскажет, где в городе Крымске можно посмотреть краеведческую литературу? И существует ли в Крымске так называемый «Блошиный рынок»?

По вопросам краеведения можно обратиться в местный музей к Сергею Ростовскому.С книгами напряженка. Встречал в Краснодаре в Доме книги на Красной кое- что.А блошинного по моему уже нет

#47 Леонид

    Новичок

  • Пользователи
  • 2 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Минск
  • Интересы:любитель истории
  • Имя:Леонид
  • Кто:любитель истории

Отправлено 13 Июль 2009 - 23:54

Большое спасибо, буду в Крымске уже послезавтра :P ура, отпуск. Обязательно посящу и музей, и парк.

#48 djiper

    Активный участник

  • Пользователи
  • 680 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:г.Крымск
  • Интересы:Туризм, фото и видеосъемка, история
  • Имя:strannik
  • Кто:stranger

Отправлено 20 Июль 2009 - 11:14

Изображение

Кубанские казачество в годы советской власти (гражданская война, годы репрессий)

После Февральской революции 1917 г. на Кубани сложилась политическая ситуация, отличная от общероссийской. Вслед за назначенным из Петрограда комиссаром Временного правительства К. Л. Бардижем и возникшим 16 апреля Кубанским областным Советом, Кубанская войсковая Рада на своем I съезде провозгласила себя и войсковое правительство высшими органами управления войска. Сложившееся таким образом "троевластие" просуществовало до 4 июля, когда Рада объявила Совет распущенным, после чего К. Л. Бардиж всю полноту власти в области передал войсковому правительству.
Опережая развитие событий в Петрограде, заседавшая в конце сентября-начале октября II -я краевая Рада провозгласила себя верховным органом не только войска, но и всего Кубанского края, приняв свою конституцию - "Временные положения о высших органах власти в Кубанском крае". После того, как одновременно начавшиеся 1 ноября 1-я сессия Законодательной Рады и часть 1-го областного съезда иногородних объединились, они заявили о непризнании власти Совнаркома и на паритетных началах сформировали Законодательную Раду и краевое правительство. Председателем Рады стал Н.С. Рябовол, председателем правительства вместо избранного атаманом Кубанского войска А. П. Филимонова - Л. Л. Быч. 8 января 1918 г. Кубань была провозглашена самостоятельной республикой, входящей в состав России на федеративных началах.
Выдвинув лозунг "борьбы с диктатурой слева и справа" (то есть с большевизмом и угрозой реставрации монархии) кубанское правительство пыталось найти свой, третий путь в революции и гражданской междоусобице. За 3 года на Кубани у власти сменилось четыре атамана (А. П. Филимонов, Н. М. Успенский, Н. А. Букретов, В. Н. Иванис), 5 председателей правительства (А. П. Филимонов, Л. Л. Быч, Ф. С. Сушков, П. И. Курганский, В. Н. Иванис). Еще чаще менялись составы правительства - в общей сложности 9 раз. Столь частая смена правительства во многом была следствием внутренних противоречий между черноморским и линейным казачеством Кубани. Первое, экономически и политически более сильное, стояло на федералистских (так называемых "самостийных") позициях, тяготея к "неньке-Украине". Его наиболее видными представителями были К. Л. Бардиж, Н. С. Рябовол, Л. Л. Быч. Второе политическое направление, представленное атаманом А. П. Филимоновым, традиционно для русскоязычных линейцев ориентировалось на единую и неделимую Россию.
Тем временем состоявшийся 14-18 февраля 1918 г. в Армавире I съезд Советов Кубанской области провозгласил Советскую власть на всей территории области и избрал исполком во главе с Я. В. Полуяном. 14 марта Екатеринодар был взят красными войсками под командованием И. Л. Сорокина. Покинувшая столицу края Рада и ее вооруженные силы под командованием В. Л. Покровского объединились с Добровольческой армией генерала Л. Г. Корнилова, выступившей в свой первый Кубанский ("Ледяной") поход. Основная часть кубанского казачества не поддержала Корнилова, 13 апреля погибшего под Екатеринодаром. Однако полугодовой период пребывания на Кубани советской власти (с марта по август) изменил отношение к ней со стороны казаков. В результате 17 августа в ходе второго Кубанского похода Добровольческая армия под командованием генерала А. И. Деникина заняла Екатеринодар. В конце 1918 г. она на 2/3 состояла из кубанских казаков. Однако часть из них продолжала сражаться в рядах Таманской и Северо-Кавказской красных армий, отступивших с Кубани.
После возвращения в Екатеринодар Рада приступила к решению вопросов государственного устройства края. 23 февраля 1919 г. на заседании Законодательной Рады был утвержден 3-х полосный сине-малиново-зеленый флаг Кубани, исполнен краевой гимн "Ты, Кубань, ты - наша Родина". Накануне в Париж на Версальскую мирную конференцию была послана делегация Рады во главе с Л. Л. Бычем. Идея кубанской государственности вступила в конфликт с лозунгом генерала Деникина о великой, единой, неделимой России. Председателю Рады Н. С. Рябоволу это противостояние стоило жизни. В июне 1919 года он был застрелен в Ростове-на-Дону деникинским офицером.
В ответ на это убийство с фронта началось повальное дезертирство кубанских казаков, в результате которого в Вооруженных силах юга России их осталось не более 15%. На парижский дипломатический демарш Рады Деникин ответил ее разгоном и повешением полкового священника А. И. Кулабухова. События ноября 1919 г., названные современниками "Кубанским действом", отразили трагедию судьбы кубанского казачества, выраженную фразой "свой среди чужих, чужой среди своих". Это выражение может быть отнесено и на счет кубанских казаков, воевавших на стороне красных, - И. Л. Сорокина и И. А. Кочубея, после гибели объявленных советской властью авантюристами. Позднее, в конце 30-х, их судьбу разделили известные кубанские большевики-казаки - Я. В. и Д. В. Полуян, В. Ф. Черный и другие.
Взятие Екатеринодара частями Красной армии 17 марта 1920 года, эвакуация остатков деникинской армии из Новороссийска в Крым и капитуляция 2-4 мая под Адлером 60-тысячной Кубанской армии не привели к восстановлению гражданского мира на Кубани. Летом 1920 года развернулось повстанческое движение казачества против советской власти в Закубанье и приазовских плавнях. 14 августа в районе станицы Приморско-Ахтарской высадился десант врангелевских войск под командованием генерала С. Г. Улагая, закончившийся провалом. Тем не менее, вооруженная борьба кубанского казачества в рядах бело-зеленого движения продолжалась вплоть до середины 20-х годов. Из 20 тысяч эмигрировавших кубанских казаков более 10 тысяч осталось за границей навсегда.
Кубань дорогой ценой заплатила за установление советской власти. Из меморандума Краевой Рады известно, что только за весну-осень 1918 года здесь погибло 24 тысячи человек. Советские источники дают не менее устрашающую картину белого террора. Тем не менее, в 1918 г. - начале 1920г. краю удалось избежать негативного воздействия политики военного коммунизма и расказачивания, так как с осени 1918 года и до весны 1920 Кубань находилась в тылу деникинской армии. В совокупности с мощным сельскохозяйственным потенциалом, наличием портов это создало, сравнительно с другими регионами России, более благоприятные условия для экономического развития. То же можно сказать и о положении дел в сфере культуры и просвещения. В годы гражданской войны Екатеринодар стал одной из малых литературных столиц России. Если накануне Первой Мировой Войны на Кубани насчитывалось 1915 учебных заведений, то к 1920 году их стало 2200. В 1919 году в Екатеринодаре был открыт Кубанский политехнический институт, а в 1920 - Кубанский государственный университет.
Драматизм противоборства сил старого и нового, столкнувшихся на Кубани как "лед и пламень", ярко запечатлен в образных названиях книг о гражданской войне в крае. Это воспоминания Р. Гуля "Ледяной поход" и повесть А. Серафимовича "Железный поток", посвященные героическим походам Добровольческой и Таманской армий. Трагедия братоубийственной войны нашла свое отражение в названии романа А. Веселого "Россия, кровью умытая", повествующего, в том числе о событиях, происходивших на Кубани. В сжатой и откровенной форме передает настроения казачества на различных этапах революции и гражданской войны лаконичный язык частушек той поры: "Мы не большевики и не кадеты, мы - казаки-нейтралитеты", "Офицерик молодой, погон беленький, не ходи ты на Кубань, пока целенький" и, наконец, "Господа большевики, не трудитесь даром, казака не помирить с советским комиссаром".

Кандидат исторических наук, доцент А. А. Зайцев

Сообщение отредактировал djiper: 26 Июль 2009 - 09:13


#49 djiper

    Активный участник

  • Пользователи
  • 680 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:г.Крымск
  • Интересы:Туризм, фото и видеосъемка, история
  • Имя:strannik
  • Кто:stranger

Отправлено 20 Июль 2009 - 12:04

Изображение

На территории Крымского района в годы Великой Отечественной войны действовало два крупных партизанских отряда.

1. Крымский партизанский отряд «За Родину».

Наиболее крупные операции:

В конце августа и до первой половины сентября 1942 года группы партизанского отряда помогали воинским подразделениям, выходившим из окружения, через перевал выйти в расположение советских войск. Одновременно партизаны принимали участие и в военных операциях против гитлеровцев. Так, 17 – 18 сентября группа партизан отряда «За Родину» совместно с морскими десантниками 81-й морской бригады принимала участие в бою против подразделений 3-й егерской стрелковой дивизии противника, пытавшихся через Кабардинский перевал выйти к городу Геленджику. 21сентября группа партизан совершила налет на роту румынских солдат, просочившихся в тыл 47-й армии. В результате трехчасового боя было уничтожено 37 солдат и офицеров противника. По заданию штаба Новороссийского соединения группа партизан отряда «За Родину» совместно с партизанским отрядом «Норд – Ост» разгромили немецкий штаб в п. Нижнебаканском, конюшни и лошадей одной из частей врага.

В канун 25 годовщины Октября группа партизан под командованием политрука взвода Николая Птушко устроила засаду на дороге Табаксовхоз – хутор Гапоновский. Когда появились немцы, завязался бой, в результате был убит немецкий офицер, у которого оказались важные документы, которые были срочно переданы в штаб 56-й армии.

Последними крупными операциями партизанского отряда «За Родину» были бои в конце марта 1943 года, когда части Красной Армии совместно с партизанами освобождали с. Мерчанское и прилегающие к нему хутора Ястребовский, Голубовский, Мова, Веселый и др. В мае отряд принимал участие в боях за станицу Крымскую.

Партизанским отрядом «За Родину» за период своей деятельности с августа 1942 года по май 1943 года было уничтожено 640 фашистов, взорвано 14 мостов и дорог, разрушено 42 средства связи, организовано крушение двух поездов, проведено 103 разведки.

2. Варениковский партизанский отряд «Ворон».
Основные операции:

В первых числах сентября партизаны отряда «Ворон» Буханский А.Е., Богусловский Ф.Ф., Бескаравайный П.П., Михайличенко И.Г., Решетников А.Н., и Шевцов в ходе разведки захватили немецкую штабную машину, в которой находились два офицера и 4 солдата, доставлявших в штаб фронта сводку. Из сводки, изъятой у них, партизаны узнали о том, что Новороссийск немцы еще не оккупировали. Партизаны усилили диверсионную деятельность против фашистов. На железнодорожном перегоне Нижнебаканская – Горный они взорвали небольшой вражеский эшелон. У х. Свет разгромили обоз из нескольких подвод с продовольствием. Ими были выявлены атаманы и начальники полицейских участков, добровольно поступившие на службу к немцам и занимавшиеся предательством, уничтожением и шантажом по отношению к местным жителям.

1 октября 1942 года партизаны Богусловский, Ананченко и Меркулов во время разведки обнаружили вражескую телефонную линию и на участке в несколько километров между станицами Гладковская и Натухаевская сняли провод. Его использовали для проводки телефонной связи между партизанскими отрядами и штабом соединения.

5 октября отряд партизан из 20 человек, разделившихся на 3 группы, провел трехдневную разведку от Нижнего ущелья Темной Гостагайки до х. Круглик и ст. Варениковской. У Варениковской группы встретились и на шоссе Варениковская – Гостагай взорвали мост через речку Чекупс, к которому приближался вражеский обоз с боеприпасами, затем открыли огонь по обозу. Несколько подвод с боеприпасами взорвались. В результате нескольких минут боя обоз и охрана сопровождения были уничтожены.

16 октября 1942 года группа из партизан устроила засаду на дороге недалеко от х. Круглик. Вскоре появился вражеский обоз. Партизаны разгромили его, забрали оружие.

В конце октября группа партизан под руководством Н.В. Филимончика у х. Куколовка уничтожила вражеский отряд из двадцати четырех фашистов, которые заготавливали лес для строительства оборонительной линии.

16 ноября в низовьях ущелья Темная Гостагайка появились небольшие вражеские отряды, которые боем проверяли силы партизан. Атаки немцев были отражены. 19 ноября с рассветом со всех постов в штаб Анапского соединения начали поступать сообщения о том, что немцы продвигаются к местам расположения отрядов. Силами более батальона, вооруженные минометами, пулеметами и автоматами, гитлеровцы повели наступление на объединенный лагерь пяти партизанских отрядов в шести направлениях. Бой продолжался до темноты. На помощь оборонявшимся партизанам пришли два Анапских отряда. Они зашли в тыл к немцам и обрушили огонь на противника с тыла. Большие потери живой силы и боязнь быть окруженными заставили немцев отступить. В результате этого боя партизаны уничтожили и ранили более 200 солдат и офицеров противника, подорвали две машины и два миномета, захватили 50 винтовок и несколько автоматов. В бою погибло 3 партизана и трое были ранены.

18 декабря группа отряда «Ворон» на Неберджаевском шоссе совершила нападение на колонну вражеских машин и мотоциклистов. В результате боя было уничтожено пять автомашин и более 70 солдат и офицеров противника.

В конце декабря группа партизан-варениковцев из 8 человек у х. Свет в результате смелой и молниеносной операции взорвали 2 штабные легковые машины с гитлеровскими высокопоставленными немецкими чиновниками, в числе которых был генерал – лейтенант войск СС Болинберг, несколько мотоциклистов и грузовиков с боеприпасами.

Под Новый 1943 год партизаны под командованием Г.И. Михайличенко на хуторе Восток уничтожили несколько офицеров. Затем, возвращаясь с задания, они встретили вражеский обоз и уничтожили его, забросав гранатами.

В конце января 1943года в результате предательства местных жителей, отряд "Ворон" был окружен карателями и полностью уничтожен. Погиб и командир отряда Н.В. Филимончик

Сообщение отредактировал djiper: 21 Июль 2009 - 21:27


#50 djiper

    Активный участник

  • Пользователи
  • 680 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:г.Крымск
  • Интересы:Туризм, фото и видеосъемка, история
  • Имя:strannik
  • Кто:stranger

Отправлено 20 Июль 2009 - 19:58

Изображение

Правда и вымысел о партизанах

Всей правды о войне в том числе и о партизанах, мы уже никогда не узнаем. Из более чем двух сотен бойцов партизанского отряда «За Родину» Крымского района в Крымске уже никого не осталось в живых.
В Крымском районе создание партизанского отряда было поручено И.Ф.Живилову, работающему на консервном комбинате в отделе снабжения, бывшему командиру кавалерийского эскадрона. Подготовка и закладка всей продовольственной базы отряда была поручена Н.И.Лучинину. Комиссаром отряда стал Т.Т.Экимян, начальником разведки – В.А.Жижимонтов. Он создавал в районе и станице явочные квартиры, устанавливал пароли. В горах, в специальных тайниках, для отряда создавались запасы продовольствия. С этой целью было организовано 4 группы по 5 человек каждая. Каждой группе был выделен в горах свой район. Закладываемые тайники старшие отмечали на своей карте и передавали Лучинину, а тот уже наносил на общую карту. Это чтобы в случае провала какой - нибудь из групп врагом могла быть обнаружена лишь часть тайников. В тайники клали все необходимое, маскировали и закрывали со всей тщательностью - все действительно хорошо было продумано. Но затем случилось то, чего не смог предвидеть никто: когда пришедшие немцы начали наступление в горах, они перешагнули места закладок партизанских баз – тайников. Если бы немцы смоги продвинуться еще дальше и перейти через партизан, то последние начали бы вести настоящую партизанскую войну, 4как партизаны Белоруссии и Украины, а так волею судьбы крымскме партизаны вынуждены были расположиться возле самой линии фронта и по сути противостоять регулярным ( а не тыловым) немецким частям. Кстати 95% всех отрядов Кубани( всего их было 86) располагались за линией фронта. Чтобы не дать фашистам перевалить через Маркотхский хребет, и выйти к Кабардинке и Геленджику, наши с с Туапсе были вынуждены перебросить 81-ю морскую бригаду, которая за одну ночь заняла отрог Свинцовые горы и хребет Маркотх. За морскими пехотинцами, чуть ниже стоял наш партизанский отряд, а в Кабардинском ущелье в долине р. Адегой – два отряда Новороссийского куста «Норд-Ост» и « Орленок».
81 бригада стояла насмерть. На нее наступала румынская горно-стрелковая дивизия Фильчинеску и альпийские части 9-й немецкой армии. Партизаны нашим морским пехотинцам помогали. Ближе к зиме у партизан начался голод. Лошадь которая им возила воду была съедена. Многие из – за голода ушли в Кабардинку в регулярные части. Вера Абрамовна Барсукова, бывшая в лагере санитаркой рассказывала, что отряд «За Родину» являлся, по сути, боевым подразделением Красной Армии и, удерживая фронт полтора месяца, немцев на своем участке не пропустил. Между прочим, из всех наших отрядов крымские партизаны на Маркотхском отроге первами вступили в бой с фашистами. Это установленный факт. К концу боев отряд потерял примерно одну десятую часть состава. Голодали…Вода была далеко внизу, очень трудно было ее доставлять. К концу оккупации в отряде осталось около 100 человек, остальные ушли по разным причинам: ранения, болезни, вплоть до тифа. Настоящим бедствием было бесчисленное количество насекомых.
А вот воспоминания И.И. Варичева, жителя х. Новоукраинского. Он был связным в о взводе Павла Живилова, младшего брата Ивана Живилова, командира отряда. К зиме, говорит Варичев, когда подошедшие войска Красной Армии закрыли в горах все бреши и начались трудности с питанием, большая часть отряда, в основном молодежь, ушла через перевалы в Гелендждик и Кабардинку, и в отряде из трех взводов осталось человек сорок.
Варичев был в числе тех, кто остался: он 18-летний, уже хорошо знал тропы и помнит, чтоони ели: утром, ву обед и вечером - одни галушки. Иногда конина. Выручали дикая груша, из которой варили компоты без сахара. По заданию ходили в глубокий тыл к немцам (группа – три человека), добираясь до самой Славянской.
Когда началось наступление, отряд пополнился ранее ушедшими бойцами. И вот наиболее интересное: взвод П. Живилова держал оборону на горе Лысой вместе с солдатами 44 армии. Ширина фронта от х. Гапоновского до х.Мокрый Шибик (напротив г. Свинцовой) составляла около пяти километров. Наступление немцев и румын в районе г. Лысой продолжалось трое суток и окончилось для них ничем. Больше на этом участке фашисты наступать не пытались. Румыны правда на Липовую гору все же взошли, затащили туда полевую кухню, но когда наши, стоящие в тылу в Ахонской щели, выпустили по румынам из дальнобойных орудий несколько снарядов, тех с Липовой как ветром сдуло.. Но главное не в этом. Не известно, сколько в тех трехдневных боях полегло наших солдат, наверное немало, у партизан по словам Варичева, был один раненый дед, да и то легко. Почти все свои потери отряд понес в самом конце оккупации: трех человек партизаны потеряли в марте, напоровшись на немецкий пост у х. Николаевского, а позже когда наши взяли уже Ставропольку и Мерчанку, партизаны ходили на эти хутора и попали под бомбежку. Тогда погибло человек 15. Это был уже апрель 1943 года. Т.е. по «Варичеву» практически все потери партизан не связаны с проведением каких-то боевых операций. Раза два, помнит он, вступали с немцами в перестрелку, но убили кого или нет - неизвестно. По «Барсуковой» схватки с немцами были куда более жаркие и это все немного сбивает с толку: кому же верить? Или каждый партизанский взвод воевал
по – разному?
Покойный Олег Иванович Боженко преподаватель истории КТПП, говорил : «Варичев, очевидно был мало сведущ. На Лысой горе румыны тоже побывали, зашли с боем, но были тут же сброшены подоспевшими частями 81 бригады морской пехоты. И отряд «За Родину», если не считать того, что он держал оборону на Маркотхском отроге полтора месяца, участие в боевых операциях все же принимал. Например, в ночном налете на ст. Нижнебаканскую, где стояла румынская часть. Операция проводилась совместно с регулярными войсками и новороссийским отрядом «Норд-Ост». Было уничтожено большое количество тягловой силы, румыны сразу отступили. Затем был взорван мост возле переезда Саук-Дере, уничтожен конный разъезд. Это за х. Армянским. Там стоит памятник, на котором написано, что здесь партизанами во главе с политруком Птушко был уничтожен карательный отряд СС, хотя на самом деле это был конный разъезд румын»

Изображение

Сообщение отредактировал djiper: 28 Июль 2009 - 13:13


#51 djiper

    Активный участник

  • Пользователи
  • 680 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:г.Крымск
  • Интересы:Туризм, фото и видеосъемка, история
  • Имя:strannik
  • Кто:stranger

Отправлено 21 Июль 2009 - 19:26

Изображение

Изображение

Партизаны... в нашем тылу
В 1989 году северская районная газета «Зори Октября» опубликовала серию очерков «Овод», «Мститель» и другие» и «Свидетельства памяти», рассказывающих о партизанском движении в нашем районе в годы Великой Отечественной войны. В этих очерках впервые была сказана правда об этом движении, о том, что многие «боевые» заслуги местных партизан выдуманы ими после войны и им «приписаны» никогда не совершавшиеся диверсии, подрывы вражеских эшелонов и т.д. Как всё было на самом деле? Осенью 1941 года, когда гитлеровские войска подкатывались к Дону, и угроза захвата Кубани стала реальной, местные райкомы партии получили директиву: немедленно приступить к подготовительной работе по созданию подразделений для партизанской и подпольной работы в случае оккупации. В Северском районе было решено создать три партизанских отряда: «Овод» (около 90 человек с местом базирования за станицей Крепостной), «Мститель» (около 80 человек с местом базирования за станицей Убинской) и «Иль» (около 80 человек с местом базирования за станицей Дербентской). Личный состав этих отрядов комплектовался в основном из «партийно-советского актива», не подлежащих к мобилизации, специалистов МТС и бывших воинов, демобилизованных из-за серьёзных ранений. В горах на территории района нашли «приют» и часть партизанских отрядов, созданных из жителей Краснодара. В Планческой щели базировался отряд «Батя» (в нём воевали и погибли Герои Советского Союза братья Игнатовы), за Ставропольской -«Гроза», за Калужской - «Кубанец». Руководил всеми отрядами штаб Краснодарского куста партизанского движения. Эти отряды должны были по примеру украинских и белорусских вести подрывную работу в тылу гитлеровских войск. Но ситуация сложилась так, что они остались в тылу... наших войск, ибо ни в Дербентскую, ни в Убинскую, ни в Крепостную немцы так и не вошли, упёршись хоть и в слабенькую, но всё же оборону советских дивизий, вгрызшихся в каменистый грунт наших предгорий. Учитывая этот факт, а также то обстоятельство, что местные партизаны были плохо обучены военному делу, штаб Краснодарского куста партизанского движения разослал по отрядам директиву: не проводить никаких боевых операций без согласования с армейскими частями. Что, надо сказать, партизаны аккуратно выполнили, добросовестно отсидев в горах полгода немецкой оккупации района. Вот что, к примеру, вспоминал бывший разведчик, афипчанин А. Корнелюк, в составе 339-й стрелковой дивизии участвовавший в освобождении Северского района: «В течение тех шести месяцев мне не приходилось слышать, видеть или участвовать с партизанами в каких-либо совместных боевых действиях». Примерно то же говорил и другой солдат, ильчанин Г. Лущай: «За все шесть месяцев я не слышал о каких-либо боевых действиях с их стороны». Но выглядеть «бездельниками» никому не хотелось, поэтому в штаб то и дело отправлялись донесения о тех или иных операциях. Причём «скромностью» они не отличались. К чему это привело? - об этом в феврале 1971 года в краснодарском Доме офицеров на встрече с бывшими командирами и комиссарами рассказал один из руководителей штаба Краснодарского куста партизанских отрядов генерал-майор А. И. Лисицын: «Штаб... получал сведения от каждого отряда о боевых действиях в тылу врага. Все эти сведения передавались в Москву. В октябре (1942 г.) из Москвы пришла телеграмма за подписью Сталина. В ней говорилось, что согласно поступающим от нас сведениям... «немецкие войска на Кубани уже давно разбиты и уничтожены. Не пора ли партизанам спускаться с гор и браться за сельское хозяйство»... Чтобы исключить приписки и вымысел Сталин в той же телеграмме предупредил: «В следующий раз с отчётами высылайте личные книжки убитых фашистов или номера трофейного оружия для подтверждения ваших диверсионных актов. В противном случае партизанские отряды будут расформированы». Ни личных книжек, ни номеров трофейного оружия, разумеется, никто предъявить не мог. «Отчётность» резко снизилась. Но от расформирования отряды спасло скорое освобождение от гитлеровцев предгорной зоны Кубани. После войны и особенно после смерти Сталина бывшие партизаны вновь заговорили о своих «подвигах»: в этом для них был не только морально реабилитирующий фактор, но и материальный - приравнивание к фронтовикам, а это и льготы, и приглашения на встречи, и подарки, и ещё многое-многое другое. А со временем многие из них (так уж устроен человек) и сами уже начали верить в придуманные ими же легенды. Естественно, правда в прессе об истинном положении «северских партизан» вызвала с их стороны и гнев, и негодование. Только один из бывших партизан, комиссар отряда «Овод», известный в районе человек М. Чворун нашёл в себе смелость признаться: «Да, действительно, ни чертамы не воевали!». И принёс в редакцию районной газеты рукопись своих воспоминаний о том времени, в которых, кстати, был и рассказ о том, как на самом деле под Афипской погибли братья Игнатовы - от неосторожного обращения с самодельной миной, которую они устанавливали на железнодорожное полотно. Никакого эшелона они под откос пустить не успели. Но их вины, конечно же нет в том, что их отец, командовавший отрядом «Батя», после войны в своей книге приукрасил подвиг сыновей. Или такой факт. В центре станице Убинской на одном из домов долгое время висела мемориальная табличка, гласившая о том, что «в августе 1942 года группа партизан отряда «Мститель» обратила здесь в бегство более 30 гитлеровцев, пытавшихся овладеть станицей». На самом деле в станицу каким-то чудом проскочили на мотоциклах несколько пьяных немца. Кто-то из партизан, зашедших в станицу за продуктами, пальнул в них примерно с пятисот метров из винтовки. Те развернулись и дали дёру. Вот и все события. После публикаций в газете табличку по требованию жителей сняли. Но до сих пор пылятся в библиотеках разные книги о «доблестном партизанском» времени. К примеру, книга «Партизанские были» (Красн. книжн. из-во, 1975 г.). Или, скажем, рукопись бывшего бойца отряда «Мститель» Г. Худыны, хранящаяся в северском районном музее. Всё, что говорится в них – в большей части вымысел о никогда не проводившихся операциях и диверсиях. Их практически не было. Известно лишь (и то опять же без документального подтверждения), что в операции по разгрому небольшого гарнизона немцев на хуторе Новоалексеевском вместе с бойцами воинской части 1137 в самом конце октября 1942 года участвовала группа партизан из «Мстителя». «Оводцы» пару раз ходили за «языками» и один раз совершили ночную боевую вылазку в Смоленскую. Более-менее реальной ситуация была только в отряде «Иль». На счету отряда - несколько диверсий на нефтепромыслах и (единственное, что установлено достоверно) неудачная попытка (погиб минёр) заложить мину на железнодорожное полотно между Северской и Ильской. Вот, пожалуй, и всё.

Изображение


Партизанская война: мифы и уроки
Исторический опыт ведения борьбы в тылу врага в годы Великой Отечественной войны до конца не осмыслен
/Вячеслав Иванович Боярский - доктор исторических наук, действительный член Академии военных наук и Международной академии информатизации.
Уничтожение вражеских эшелонов давало самый большой эффект.
Партизанская борьба в годы Великой Отечественной войны достигла небывалого размаха, оказала ощутимое влияние на общий ход вооруженной борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и ее конечный итог.
ОЧЕВИДНОЕ
Наиболее ценным вкладом партизанских сил в разгром врага следует считать результаты их действий на вражеских коммуникациях, особенно железнодорожных. Эффективность этих операций можно сравнить с эффективностью налетов бомбардировочной авиации при значительно меньших людских потерях и экономии взрывчатых веществ. По самым скромным подсчетам исследователей, проведенным также с учетом документов противника, перерывы в движении на железнодорожных направлениях и перегонах в годы войны составили в общей сложности около 6 тыс. суток. При этом основным способом партизанских действий являлись крушения поездов, на долю которых приходится 66% всех перерывов в движении. Только в результате безвозвратного выведения из строя 2400 паровозов агрессор не смог переправить на фронт и обратно тысячи эшелонов.
Безусловно, партизаны не могли сдерживать продвижение фашистских войск в глубь территории СССР, но они сковывали все возрастающее количество соединений, привлекаемых для обеспечения безопасности вражеских войск. Контрпартизанские акции вермахта носили характер регулярных военных действий. Партизанские силы по самым скромным подсчетам отвлекали на себя до 5% войск противника в конце 1941 г., до 30% в 1943-1944 гг.
НЕВЕРОЯТНОЕ
Если попытаться оценить реальный размах партизанского движения в годы Великой Отечественной войны, отталкиваясь не от общего числа партизанских формирований, обычно фигурировавшего в отчетах и благополучно перекочевавших в монографии, то выяснится, что доля активно действовавших партизанских отрядов, полков и бригад не превысит и 15%...
Почему же так произошло?
Планом отражения агрессии в начале 1930-х годов предусматривалось внезапное развертывание партизанской борьбы в тылу врага с первых дней войны, и прежде всего за пределами Советского Союза. О размахе подготовки к ведению партизанской борьбы за пределами страны на случай вражеского нападения можно судить по следующим данным.
В Украинском военном округе для переброски в тыл врага по воздуху за пределы Советского Союза было подготовлено более 80 организаторских и диверсионных групп общей численностью свыше 600 человек, состоявших в основном из опытных, хорошо подготовленных бывших советских партизан и иммигрантов из Польши и Румынии. На территории этих стран, главным образом в западных областях Украины и в Молдавии, находившихся по ту сторону границы, были намечены места десантирования и имелись люди, которые могли бы оказать помощь нашим бойцам. Большую часть групп, подготовленных для действий за пределами Советского Союза, предполагалось доставить в тыл врага по воздуху в первые военные ночи.
Уже в первые недели гитлеровского вторжения партизаны и подпольщики смогли бы парализовать коммуникации противника, внести дезорганизацию в работу его тылов, создали бы второй фронт неприятелю. Партизанскому движению в Белоруссии удалось бы быстрей пройти стадию организации, оснащения, накопления опыта и уже в первый год войны приобрести тот могучий размах, который оно получило лишь в 1943-1944 годы.
Есть все основания полагать, что если бы все мероприятия по подготовке к партизанской борьбе сохранились к началу войны, то даже при внезапном нападении фашистской Германии на Советский Союз вражеские войска, подойдя к Минску и Киеву, остались бы без боеприпасов и горюче-смазочных материалов. Оккупантам не удалось бы использовать и захваченные железные дороги.
Однако в 1937-1938 годах партизанские кадры понесли невосполнимые потери. Были репрессированы многие работники Генштаба, ОГПУ, секретари обкомов, которые в начале 30-х годов занимались подготовкой к партизанской войне, командиры Красной Армии, имевшие специальную подготовку, ликвидированы партизанские школы во главе с компетентными руководителями, тайники, предназначенные для партизанских сил. Частично уцелели лишь те люди, которым довелось принять участие в первой вооруженной схватке с фашизмом в Испании.
Все это было сделано не только потому, что возобладала наступательная военная доктрина о войне малой кровью на чужой территории. Для властвующих структур партизаны всегда таят угрозу. Они - та сила, с помощью которой самоопределяются нации, свергаются правительства… А потом не так уж велика дистанция от партизан до партизанщины. Такой бурлящий котел да у себя в тылу! Есть о чем задуматься.
Отрицательно повлияла на эффективность партизанского движения в начале войны тактика "выжженной земли", санкционированная высшим руководством СССР, которая отталкивала местных жителей. Речь прежде всего идет о приказе Ставки № 0428 от 17 ноября 1941 года, составленном лично Сталиным. Он, в частности, требовал:
"1. Разрушать и сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40-60 км в глубину от переднего края и на 20-30 км вправо и влево от дорог. Для уничтожения населенных пунктов в указанном радиусе действия бросить немедленно авиацию, широко использовать минометный и артиллерийский огонь, команды разведчиков, лыжников и партизанские диверсионные группы, снабженные бутылками с зажигательной смесью, гранатами и подрывными средствами.
2. В каждом полку создать команды охотников для взрыва и сжигания населенных пунктов, в которых располагаются войска противника.
3. При вынужденном отходе наших частей на том или другом участке уводить с собой советское население и обязательно уничтожать все без исключения населенные пункты, чтобы противник не мог их использовать".
Неудивительно, что в ряде случаев крестьяне, дабы защитить себя от "поджигателей", вместо того чтобы всячески помогать партизанам в их борьбе, сами охраняли свои дома, участвовали в поимке диверсантов и передавали их оккупантам.
Почему-то никто не призывал наши войска, оказавшиеся в тылу противника и не имевшие возможности пробиться к своим, переходить к партизанским действиям. В результате в первые три месяца войны попали в плен и пропали без вести свыше 2 млн. воинов Красной Армии - и это на местности, где были все условия для ведения партизанской войны. Именно эти войска, будучи в тылу противника, создали бы, по существу, второй фронт еще в 1941 году.
Теперь о главном органе руководства партизанскими силами - Центральном штабе партизанского движения (штаб движения?!). В декабре 1941 года было принято решение о его создании. Но вскоре Сталин свое решение отменил. В январе, после того как обозначился разгром немцев под Москвой, он дал установку прекратить формирование ЦШПД. И лишь 30 мая 1942 года штаб все-таки появился.
В сентябре 1942 г. маршала Ворошилова назначают главнокомандующим партизанским движением (главнокомандующий движением?!), а в ноябре этот пост упраздняется, якобы из-за излишней централизации (в то время как именно этой централизации партизанским силам как раз и не хватало). В марте 1943-го был расформирован и Центральный штаб. В апреле этого же года ЦШПД создается опять и уже окончательно исчезает в январе 1944 года, когда были все условия для переноса партизанских действий в тыл противника за пределы Советского Союза. Эту задачу решал Украинский штаб партизанского движения уже без ЦШПД. Получается, что за все время войны Центральный штаб существовал всего полтора года. О каком нормальном руководстве партизанами можно было говорить?!
ОДИН "НЕБЛЕСТЯЩИЙ" ПРИМЕР
Рассказ о партизанской операции, проведенной 19-24 ноября 1941 г. в г. Угодский Завод, до сих пор включен во все сборники документов и материалов о деятельности НКВД в годы войны.
Согласно справке, подписанной начальником штаба истребительных батальонов УНКВД МО подполковником Филипповым и датированной декабрем 1941 года, несмотря на сравнительную непродолжительность боя, длившегося 1 час 10 минут, и то, что немцев было в городе до 4 тыс., а партизан лишь до 300 человек, противник не сумел оказать сильного сопротивления и потерял до 600 человек. Атакующие сожгли два больших склада с горючим, взорвали склады с боеприпасами и продовольствием, подорвали два танка и одну бронемашину, уничтожили несколько пулеметных гнезд, сожгли конюшни, захватили в разгромленном штабе 12-го армейского корпуса важные оперативные документы.
По масштабам выходило, что это - едва ли не самое крупное и удачное нападение партизан на воинский гарнизон противника. Правда, в операции активное участие принимал личный состав батальона особого назначения Западного фронта (командир - полковник С.И. Иовлев, зам. командира - капитан В.В. Жабо, военком - батальонный комиссар И.И. Стригунов). Его бойцы и составили ядро сводного отряда, атаковавшего Угодский Завод, а не партизаны.
На самом деле противник обнаружил нападавших в непосредственной близости от города и первым открыл огонь. Штурмующие группы с боем зацепились за первые дома поселка, пробились к бывшему райисполкому, бывшей школе-семилетке. Эти здания, а также скотный двор они обстреляли, забросали гранатами и подожгли. Потеря элемента внезапности привела к тому, что подрывники не сумели взорвать мост, а некоторые группы вообще отошли, не ввязываясь в бой. Отход производился в трудных условиях и сопровождался встречными стычками с немцами. Именно на этот этап операции, а не на бои в Угодском Заводе приходится основная часть потерь партизан.
Штаб 12-го армейского корпуса немцев никогда не дислоцировался в Угодском Заводе, а с 24 октября по 24 декабря 1941 г. находился в Тарутино, что подтверждается трофейными документами. В Угодском Заводе же располагались подразделения службы тыла 263-й пехотной дивизии 12-го армейского корпуса. О потерях в ночном бою с 23 на 24 ноября из немецких трофейных документов следует, что со стороны нападавших "семь русских убито, один взят в плен. Собственные потери - несколько павших и раненых".
Позднее было установлено, что потери с нашей стороны составили 18 человек убитыми. Захваченного в плен М.А. Гурьянова немцы после долгих пыток повесили. Ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.
Как оказалось, нападения на хорошо укрепленные гарнизоны противника были зачастую просто гибельными для партизан. Именно они привели к разгрому всех шести ленинградских партизанских полков и двух украинских партизанских полков, сформированных пограничниками. Когда они вступали в бой, к немцам успевала подойти подмога.
О ЧЕМ ПРЕДПОЧИТАЛИ УМАЛЧИВАТЬ
В то время действовала сталинская установка: основное снабжение партизан - трофеи. Между тем за счет трофеев партизаны обеспечивали себя взрывными устройствами - лишь на 10%, боеприпасами (собирали на полях сражений) - на 15%. Например, белорусские партизаны благодаря трофеям имели только 5-10% всего им необходимого, а остальное получали с Большой земли. К весне 1942 г. был уже создан коридор шириной километров 60.
Из-за безграмотности, некомпетентности руководства было нанесено немало мощных ударов по самим партизанам, Например, основной единицей партизанских соединений должен быть отдельный, самостоятельно действующий отряд. А опыт показал, что это как раз и есть партизанщина. Например, что получается при создании агентурной сети? Один вербует, а другой этих агентов как пособников врага уничтожает. Так случалось не раз, когда организацией партизанской борьбы занимались и ГРУ, и НКВД, и штабы армий, и военные советы, и штабы инженерных войск. Сплошная неразбериха. Не было единого плана. Кто-то, допустим шел что-то минировать, однако свои же бойцы только из другого "ведомства" приходили туда еще раньше и срывали намеченную акцию…
ПРАВДА О "РЕЛЬСОВОЙ ВОЙНЕ"
14 июля 1943 года начальник ЦШПД подписал приказ "О партизанской рельсовой войне". Он требовал "массовым повсеместным уничтожением рельсов... сорвать все замыслы врага, поставить его в катастрофическое положение". В этом документе говорилось: "Уничтожение рельсов производить на основных магистралях, запасных, подъездных, вспомогательных, деповских путях, уничтожать запасные рельсы, исключая для противника возможность перешивания и маневрирования рельсами".
Начать "рельсовую войну" ЦШПД намечал в первых числах августа, но Сталин рекомендовал приступить к акциям на железных дорогах немного раньше, в связи с наступлением Красной Армии. Верховный главнокомандующий оценил взаимодействие партизан с РККА как первую крупную, совместно разработанную стратегическую операцию по разгрому противника.
Первый удар "рельсовой войны" в ночь на 22 июля 1943 года нанесли орловские партизаны. Остальные партизанские силы, за исключением украинских, литовских, молдавских и эстонских, начали "рельсовую войну" в ночь на 3 августа. Всего в операции было задействовано 167 партизанских бригад и отдельных отрядов общей численностью 95 615 человек.
7 августа 1943 года начальник ЦШПД доложил Сталину, что "план уничтожения 213 тысяч рельсов" будет выполнен до середины текущего месяца. Однако, по сводкам Центрального штаба, этот показатель был достигнут только к середине сентября. Причем, согласно данным противника, партизаны в августе подорвали только около 25 тыс. рельсов.
К сожалению, катастрофа врага не постигла. По сведениям ЦШПД, белорусские, смоленские и орловские партизаны с 3 августа по 16 сентября подорвали в тылу вражеской группы армий "Центр" более 160 тыс. рельсов (по данным противника - 20,5 тыс.). Но белорусские партизаны в августе осуществили только 467 крушений поездов, а в июле - 743. В результате в группу армий "Центр" в августе проследовало на 336 поездов больше, чем в июне, и только на 123 поезда меньше, чем в июле: пропускная способность была снижена по сравнению с июлем всего менее чем на 6%.
Характерно, что белорусские и другие участвовавшие в этой операции партизаны отнеслись к ней с большим энтузиазмом, но им так и не было доставлено нужного количества боеприпасов. Поэтому белорусские, калининские, смоленские и орловские партизаны подрывали рельсы вместо организации крушений поездов. Это привело к значительному снижению потерь противника в так нужных ему паровозах, перевозимых грузах и не отражалось на моральном состоянии следующих на передовую войск. Ведь при взрыве 200-граммовых и тем более 100-граммовых толовых шашек рельсы вовсе не уничтожались, а выбивался кусок длиной 25-35 см. Немцы опиливали рельсы и сваривали их термитом. Использовался и накладной мостик длиной 80 см и массой около 20 кг: его накладывали на поврежденные рельсы и пропускали по ним поезда.
К сожалению, нередко "рельсовая война" велась не на основных магистралях, а на запасных и запущенных второстепенных участках. Зато принимали соцобязательства, соревновались, кто больше подорвет рельсов, спешили доложить о "проделанной работе". Но в это же время немцы с второстепенных участков сами снимали рельсы на переплавку.
Вместо массового подрыва рельсов украинские партизаны в это время организовали крупные крушения поездов. Особенно успешно была осуществлена операция "Ковельский узел" партизанским соединением под командованием Алексея Федорова. Его диверсионные группы в период напряженных боев на Курской дуге и на первом этапе освобождения Левобережной Украины пустили под откос 274 немецких эшелона. Пропускная способность важнейшей железнодорожной магистрали Ковель-Сарны-Киев уменьшилась в 6 раз, дороги Ковель-Ровно - более чем в 2 раза.
К лету 1943 года на временно оккупированной территории Советского Союза находилось свыше 10 млн. рельсов. То есть подрыв 200-300 тыс. из них в месяц означал вывод из строя только 2-3% рельсов.
Один из наиболее важных результатов "рельсовой войны" в том, что гитлеровцы вынуждены были всемерно усилить оборону железнодорожных коммуникаций, привлекая для этого значительные силы, хотя такая цель перед партизанами не ставилась.
25 октября 1941 года главное командование германских сухопутных войск издало директиву "Основные положения борьбы с партизанами". Она содержала подробные указания о том, как оборонять пути сообщения, и устанавливала средние нормы войск их охраны - примерно один батальон на 100 км железнодорожных путей. Так противником была образована "линия фронта" вдоль железнодорожных коммуникаций.
Надо отметить, что советские партизаны успешно действовали за границей уже после расформирования ЦШПД. Они, например, стали детонаторами Словацкого национально-освободительного восстания, а в сентябре 1944 года разорвали Восточный фронт противника на две части. Отдельные партизанские соединения дошли до самого Рейна…
УЧИТЬСЯ НА ОШИБКАХ
Главную роль в организации партизанской борьбы с начала войны до создания Центрального штаба партизанского движения сыграли не партийные организации, а органы госбезопасности, внутренних дел, армейской разведки (иными словами - силовые структуры).
Основной базой для формирования партизанских сил в первый год войны послужили истребительные батальоны, оперативно подчиненные НКВД.
Строительство партизанских формирований велось по территориальному признаку. К нему приступили лишь после начала войны, в экстремальных условиях. Отсутствие подготовительной фазы партизанской борьбы, ставка на кратковременность партизанских действий в ближайшем прифронтовом тылу противника, насыщенном войсками, обусловили низкую жизнедеятельность партизанских формирований. Это привело к тому, что в первый год войны подавляющее их большинство прекратило свое существование вскоре после создания.
Вместе с тем выжившие партизанские формирования, возглавлявшиеся преимущественно сотрудниками органов госбезопасности и внутренних дел, военнослужащими, послужили в дальнейшем базой для развертывания партизанской борьбы в широком масштабе. Так был пройден упущенный в результате репрессий конца 1930-х годов подготовительный цикл.
В течение всей Великой Отечественной войны партизанские формирования испытывали острую нехватку военных специалистов, взрывчатки, минно-подрывной техники. Этим обстоятельством в сочетании с просчетами в организации крупных диверсионных операций объясняется сравнительно невысокая результативность чисто военных усилий партизан.
Специальные войска, выведенные своевременно из-под прямого удара, бригады спецназначения, специальные диверсионно-разведывательные группы и отряды, военнослужащие, оказавшиеся в тылу врага, своими партизанскими действиями наносили противнику значительный урон при невысоких собственных потерях. Командование армейских соединений и объединений весьма эффективно использовало их возможности при ведении диверсионно-разведывательных действий в тылу противника.
ВКП(б) в первый год войны вела по примеру Гражданской войны линию на монополизацию руководства партизанской борьбой. Это стремление получило практическую реализацию с выводом партизанских сил из-под руководства НКВД и созданием координационного, политического и организационного центра - Центрального штаба партизанского движения при Ставке Верховного главнокомандования. Военное руководство осуществлялось через Ставку, военными советами фронтов напрямую и через представительства ШПД. Однако создание Центрального штаба партизанского движения вместо Центрального штаба партизанских сил было ошибкой и отрицательно сказалось на организации и координации действий партизанских формирований.
Появление ЦШПД, республиканских, краевых, областных штабов преимущественно как политических органов руководства (вместо функционально войсковых органов) породило многоступенчатость в управлении партизанскими силами, параллелизм в работе, затруднило целенаправленное использование партизанских сил в интересах армейского командования.
Грубейшими ошибками, заложенными в директивы, продиктованными непрофессионализмом, следует считать:
- попытку возложить руководство партизанскими силами на подпольные партийные органы;
- установку на снабжение партизанских формирований оружием и боеприпасами исключительно за счет трофеев, захваченных у противника;
- ставку на подбор командных кадров партизанских формирований в первую очередь по партийному признаку в ущерб профессионализму.
Сюда же следует отнести призывы к тотальному уничтожению в прифронтовом тылу населенных пунктов, а также лесных массивов, в которых укрывались партизаны, нацеливание партизанских формирований, вооруженных преимущественно стрелковым оружием, на прямое противоборство с регулярными частями противника. Эти и другие просчеты повлекли громадные неоправданные потери личного состава партизанских формирований и местного населения. До конца войны они так и не позволили партизанскому движению полностью раскрыть свои потенциальные возможности.

Изображение

Сообщение отредактировал djiper: 25 Июль 2009 - 16:11


#52 djiper

    Активный участник

  • Пользователи
  • 680 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:г.Крымск
  • Интересы:Туризм, фото и видеосъемка, история
  • Имя:strannik
  • Кто:stranger

Отправлено 25 Июль 2009 - 08:58

История государства Российского – это не только ледовое побоище на Чудском озере, Куликовская битва, Бородино, Цусима, Сталинград, это еще и Северский район Краснодарского края. Казалось бы, что может связывать ст.Северскую, ну, например, со ”Словом о полку Игореве”, или с династией грузинских царей Баградитов, или, скажем, с Александром Дюма – автором ”Трех мушкетеров”, ”Графа Монте-Кристо” и так далее. Оказывается, кое-что связывает. Игорь – герой, а, возможно, и автор величайшего памятника древнерусской литературы ”Слово о полку Игореве” – был князем Северского княжества (город Новгород-Северский). В 1704 году по указанию Петра Первого создается драгунский полк, квартировавший в Нижнем Новгороде, отчего и получил свое название – Нижегородский. Его ”двоюродным братом” стал выделившийся из него другой полк, названный Северским (по Новгород-Северскому), в честь и в память о котором райцентр Кубани тоже называется Северской. С марта 1859 по июнь 1860 года этим полком командовал князь Иван Романович Багратион – племянник прославленного на всю Россию и за ее пределами героя Отечественной войны 1812 года Петра Ивановича Багратиона. Их фамилия берет начало от династии грузинских царей Баградитов. После присоединения Грузии к России и упразднения там собственной царской власти одна из ветвей этой династии была включена в число российских княжеских родов. Багратионы верой и правдой служили России. Тот же Петр Иванович Багратион был одним из лучших военачальников русской армии, сподвижник Суворова и Кутузова. Его племянник, Иван Романович, тоже был известной, особенно на Кавказе, личностью. Те, кто бывал в северском историческом музее в бывшем Доме пионеров, наверное, видели любопытный экспонат - массивную чугунную плиту, на которой изображен крест и надпись: ”Северский Драгунский Его Императорского Величества Наследника Цесаревича полк бывшему своему командиру князю Ивану Романовичу Багратиону, убитому непокорными горцами 7 июня 1860 года”.(См. «История парка советского периода"). Александр Дюма – тот самый, который написал ”Трех мушкетеров” и ”Графа Монте-Кристо”, в 1858-59 годах путешествовал по России и, в частности, по Кавказу, где его и свела судьба с князем Багратионом. Ивану Романовичу в то время было немногим за тридцать и он командовал Дагестанским конно-иррегулярным полком, иными словами – горской милицией. Горцы, служившие в этом полку, вовсе не были покорившимися чеченцами, лезгинами и черкесами. Это были те из них, которым грозило мщение соотечественников за те или иные проступки – кровная месть, родовая вражда и так далее. Это были отчаянные головы, поскольку пленение для них означало смерть. Естественно, командовать такими мог не менее отчаянный и храбрый человек. В апреле 1859 года в Париже вышли путевые заметки Александра Дюма о посещении Кавказа. Рассказал писатель и о встрече с Багратионом. Князь погиб в марте 1860 года на территории Крымского района, в районе Н. Баканской и был похоронен в ст. Крымской.(чугунная плита лежала на могиле князя, впоследствии подаренная партийным функционером северскому секретарю райкома КПСС)

Изображение

Сообщение отредактировал djiper: 25 Июль 2009 - 15:59


#53 djiper

    Активный участник

  • Пользователи
  • 680 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:г.Крымск
  • Интересы:Туризм, фото и видеосъемка, история
  • Имя:strannik
  • Кто:stranger

Отправлено 25 Июль 2009 - 09:26

Изображение

Первыми нашу Кубань запечатлели на снимках офицеры, принадлежавшие к состоятельной части российского общества.

Так утверждает Борис Устинов, фотограф и краевед, за три десятилетия по крупицам воссоздавший летопись кубанской фотографии и биографии ее мастеров. Им уже давно подготовлен к печати, но так и не издан альбом, повествующий о прошлом нашей "светописи".

- В период Кавказской войны перемещаться по южной окраине империи людям в штатском было затруднительно, - рассказывает Борис Устинов. - Поэтому камеру и прочие приспособления для съемки возили с собой в основном офицеры. А для некоторых, вышедших в отставку, увлечение становилось ремеслом.

Первым профессиональным екатеринодарским фотографом стал есаул Александр Рыльский. "Кубанские войсковые ведомости" в мае 1865-го сообщили, что он открыл собственное ателье на улице Градской (ныне Советской), неподалеку от Красной. В 1876 году ему присвоили звание фотографа Его Величества с правом изображения государственного герба на вывеске заведения. Такова была высочайшая награда за создание фотоальбома, запечатлевшего пребывание Александра II в нашем крае.

Помимо съемок в ателье Рыльский выезжал на войсковые учения и смотры. Чтобы компактно расположить большие группы желающих запечатлеться на память, приходилось даже сооружать особые павильоны.

А вскоре появились фотоателье в Ейске, Майкопе и укреплении Прочный Окоп. Рыльский же переехал в Крым, а преемником дела и ателье первого екатеринодарского фотографа стал Петр Белецкий. Дела его пошли столь хорошо, что спустя три года он открыл еще одно ателье на более престижном месте - на улице Красной в непосредственной близости от областного правления.

- В те времена, - продолжает Устинов, - "для ловли счастья и чинов" необходимо было попасть, так сказать, в императорский журналистский пул. В 1888 году во время визита на Кубань Александра III с супругой Белецкий преподнес им свои снимки. А они ему вручили крест с бриллиантами. Награда была скоромнее, чем у его предшественника. Видимо, высочайший визит оказался слишком скоротечным, да и на фото были виды Екатеринодара, а не портреты гостей.

А в 1890 году Белецкий был удостоен звания личного почетного гражданина города Екатеринодара. Поговаривали, что не последнюю роль при этом сыграло и то, что Петр Степанович бесплатно снимал заключенных местной тюрьмы. Кстати, по просьбе археологов он сфотографировал золотые украшения, найденные при раскопках возле станицы Курджипской в 90-х годах XIX века.

Но наиболее обласкан властью был, пожалуй, Афанасий Чернов. За фотосессию Великого князя Александра Михайловича на охоте в Красном лесу Афанасий Петрович был пожалован званием фотографа дворца Его Императорского Высочества. А в 1903 году Афанасий Петрович был приглашен снимать пребывание императора Николая II в Курске. Снимки Чернова отличали тонкий вкус и искусная техника исполнения. Именно это и позволило ему завоевывать популярность и у высоких особ, и у екатеринодарской публики, хотя в то время в городе продолжали успешно трудиться Белецкий и Гольденберг.

В 1889 году Чернов выпустил альбом из 18 фотографий в память о пребывании в Екатеринодаре Александра III и Марии Федоровны. Так были сохранены для истории реалии того времени, например квартира наказного атамана, где останавливалась августейшая чета, Триумфальная арка, возведенная в ее честь, ротонда в Городском саду, делегация казаков из кубанских станиц и другие моменты официальной церемонии. Он же запечатлел торжество по случаю 200-летия Кубанского казачьего войска, ставшее вехой в истории Кубани. Эти снимки появились в продаже уже летом следующего года, что при технологии тех времен было почти фантастической скоростью.

Третьим по счету в столице Кубани открылось ателье Семена Гольденберга. Именно Семен Меерович известен и как один из первых кубанских фотожурналистов. Когда в 1885 году на промысле французской компании в станице Ильской забил нефтяной фонтан, "Кубанские областные ведомости" откликнулись на это событие заметкой: "Для снятия этого интересного и красивого явления природы был немедленно приглашен наилучший фотограф С. М. Гольденберг, которому удалось воспроизвести бьющий фонтан нефти вполне отчетливо и хорошо".

#54 djiper

    Активный участник

  • Пользователи
  • 680 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:г.Крымск
  • Интересы:Туризм, фото и видеосъемка, история
  • Имя:strannik
  • Кто:stranger

Отправлено 02 Август 2009 - 17:39

26 апреля 1857 г. Адагумский отряд прибыл на место строительства Нижнее - Адагумского укрепления ( х. Новотроицкий),стал лагерем и в течение целого месяца занимался вырубкой лесов вокруг предполагаемого укрепления, устройством моста через р. Адагум и прокладкой дороги к Кубани. Закладка укрепления состоялась 25 мая, сопровождалась торжественным молебном и окроплением святой водой всего места. Возводили укрепление на правом берегу р. Адагум. В строительстве принимали участие 13 тыс. человек под командованием Филипсона и Бабыча. За 60-саженным мостом было построено предмостное укрепление ( тет-де-пон) из валов со рвом впереди, которое прикрывало от набегов горцев мост через р. Адагум. Горцы всячески препятствовали строительству, постоянно обстреливая его. В послужном списке П.Д. Бабыча в этот период отражены следующие события: 27 апреля- перестрелка с горцами в лесу, 7 мая - перестрелка вблизи лагеря при рубке леса, 8мая – вооруженная стычка с горцами при устройстве моста через лиман и рубке леса, 17-19мая –перестрелка при работах в укреплении, 30мая – стычка с горцами вблизи лагеря и т.д. Первый гарнизон состоял из 17-й и 18-й рот Кавказского пехотного полка. Артиллерийское вооружение состояло из 4 пушек. После упразднения Верхнее - Адагумского укрепления (ст. Крымская) Нижнее - Адагумское было преобразовано в Адагумский пост. После окончания Кавказской войны(1864г), пост был ликвидирован. Развалины его западного фаса и ныне видны с моста через р. Адагум в х. Новотроицком.


Верхне - Адагумское укрепление входило в состав укреплений Верхнее - Адагумской коммуникационной линии, связывавшей пост Славянский на Кубани с Константиновским укреплением на берегу Цемесской бухты.(ныне г. Новороссийск) Заложено 3 мая 1858г. в урочище Калабатова могила, на возвышенном мысу у левого берега р. Адагум. Строил сводный отряд под командованием наказного атамана Черноморского казачьего войска Г.И. Филипсона. В плане укрепление выглядело прямоугольником с пушечными батареями по углам. После размещения в укреплении штаб-квартиры Крымского пехотного полка оно стало называться «Крымское». С начала строительства у его северного фаса станицы получившей его наименование, укрепление было ликвидировано. Долгое время у северной части станицы Крымской были видны его развалины, от которых остался только один холм у военкомата г. Крымска.

Сообщение отредактировал djiper: 04 Август 2009 - 07:46


#55 djiper

    Активный участник

  • Пользователи
  • 680 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:г.Крымск
  • Интересы:Туризм, фото и видеосъемка, история
  • Имя:strannik
  • Кто:stranger

Отправлено 04 Август 2009 - 07:54

Изображение

Мухаммед-Амин – наиб Шамиля в Черкесии
Мухаммед-Амин – одна из ярких личностей периода Кавказской войны, третий и самый успешный наиб Шамиля в Черкесии. Его современник, царский генерал и историк Николай Карлгоф, которого трудно заподозрить в особых симпатиях к сподвижнику Шамиля, писал, что на Мухаммеда-Амина «должны смотреть как на особого политического деятеля».
Мухаммед-Амин – потомок казикумухских ханов - стал мюридом Шамиля в 17 лет. До этого он получил образование у знаменитого дагестанского алима Абдурахмана Согратлинского.
Шамиль делал особую ставку на Мухаммеда-Амина: после направленных в Черкесию двух других наибов – Хаджи-Магомета (1842-1844) и Сулеймана–эфенди (1844-1846), практически не имевших успеха у адыгов, Шамиль возлагает надежды на своего талантливого приверженца, который заранее, в течение двух лет, изучал предания, обычаи, образ жизни черкесов. В 1848 г. Мухаммед-Амин прибыл за Кубань. Первыми присягу на верность ему принесли абадзехи – представители одной из двенадцати адыгских субэтнических групп. Особенность социальной организации абадзехов выражалась в том, что власть дворян здесь была подорвана, значительное влияние на абадзехское общество оказывали старшины, поддерживаемые свободным крестьянством.
В ранний период своего пребывания в Абадзехии Мухаммед-Амин агитировал за вооруженное сопротивление царским войскам, прекращение всех форм сношений с гарнизонами русских военных крепостей. В качестве способа консолидации адыгов наиб Шамиля предлагал Шариат.
Наиб провел в Черкесии ряд реформ, аналогичных преобразованиям Шамиля в Дагестане. Вся территория Абадзехии была разделена на двенадцать участков, в каждом из которых была создана махкама – орган управления, в ведении которого находились как религиозные, так и общегражданские дела. Махкама состояла из пяти выборных лиц под председательством эфенди (духовного лица). В каждой махкаме находились мечеть, суд, религиозная школа, яма для заключения преступников или противников нового порядка. Каждый участок был обязан выставить по 100 всадников. На содержании населения находились всадники, выставляемые по одному с каждого двора. Они не имели права отлучаться из аула без разрешения и составили ядро постоянного войска наиба. Часто разъезжая по Черкесии со своими сторонниками, Мухаммед-Амин призывал вести вооруженную борьбу с Российской империей и сурово карал изменников.
Реформы Мухаммеда-Амина являлись важным шагом на пути консолидации адыгских субэтносов в единый политический организм и способствовали быстрому распространению Ислама в Черкесии. Однако восприятие Ислама адыгами имело свои особенности – они не откликались широко на идеи «священной войны», сохраняя приверженность древнему кодексу «адыге хабзе», единственному регулятору всей системы общественных отношений в Черкесии.
Неудачный опыт своих предшественников – Хаджи- Магомета и Сулеймана-эфенди был в полной мере учтен третьим посланником Шамиля. До 1849 г. деятельность Мухаммеда-Амина ограничивалась только Абадзехией, в дальнейшем он стремится распространить свое влияние на другие группы адыгов.
Следует отметить, что адыги в их отношении к Российской империи подразделялись на так называемых «враждебных» и «мирных». К первым относились абадзехи, шапсуги, убыхи и основная часть натухайцев, остальные субэтнические группы признали формально власть России и управлялись русскими приставами.
Именно покорные и мирные племена стали сферой приложения усилий Мухаммеда-Амина. В течение 1849-1850 гг. он подчинил своему влиянию махошевцев, егерухаевцев, большую часть бжедугов, увел в горы темиргоевцев. 1850 г. справедливо считается самым блистательным годом его карьеры: ценой невероятных усилий ему присягнули шапсуги, одно из независимых и свободолюбивых адыгских племен, чей дух отчаянно и продолжительно сопротивлялся нововведениям наиба.
В конце года Мухаммед-Амин женился на дочери шапсугского князя Болотокова, и таким образом укрепил свое положение среди мятежных шапсугов родственными связями. Продвигаясь вдоль восточного побережья Черного моря, посланник Шамиля сжигал на своем пути христианские кресты, требовал отказа от выполнения языческих и христианских обрядов, активно строил мечети.
В 1851 г. среди адыгов начинается колебание: поднимают мятеж шапсуги. Они сжигают здание махкама, вновь водрузили прежние кресты, сожгли лес, предназначенный для строительства мечети. От наиба, принося присягу царю, отпадают темиргоевцы, бжедуги, большая часть наиболее преданных ему абадзехов.
Весной 1852 г. на народном собрании абадзехов он произносит речь, которая произвела колоссальное впечатление на присутствующих, вести о ней вскоре распространились по всей Черкесии. Наиб страстно говорил об осложнении отношений между Россией и Османской империей, о будущей неизбежной войне между ними, о том, что турки полны решимости защищать независимость кавказских мусульман и призывал горцев сплотиться под его властью на основании Шариата.
Резонанс этой речи был настолько впечатляющ, что, казалось бы, обреченный Мухаммед-Амин получил еще один шанс – ему снова подчинились абадзехи и убыхи, после продолжительных совещаний на народных собраниях ему присягнули шапсуги и натухайцы. Наиб вновь прошелся по восточной части Черного моря, низвергая кресты и восстанавливая деятельность махкама. Таким образом, отверженный всеми в 1851 г. наиб восстановил свое влияние практически по всей Черкесии.
Частью внешнеполитической программы посланника Шамиля было установление связей с европейскими странами – Англией и Францией, способными, по мнению наиба, поддержать народы Северного Кавказа в противостоянии с Россией. В 1853 г. Мухаммед-Амин пишет письмо королеве Виктории, в котором просит помочь Северному Кавказу и таким образом задержать продвижение России на Ближний Восток.
Начавшаяся русско-турецкая война способствовала небывалой дипломатической активности европейских держав на Кавказе: сюда прибывают многочисленные дипломатические и военные миссии, с Мухаммедом-Амином связывается представитель французского маршала Сент-Арно, контактов ищет и адмирал английского флота Лайонс.
Европейские посланники предлагают наибу различные маршруты наступления – либо через Грузию в Крым, либо действовать в Анапе и Суджук-Кале. Наиб критически рассматривает оба предложенных варианта, при этом настаивая на помощи в виде десанта англо-французских войск в количестве 2-3 тыс. человек. Со своей стороны наиб обещал выставить 6 тыс. человек.
Крымская война изменила положение Мухаммеда-Амина в худшую сторону: наиб конкурировал в Черкесии с Сефебеем Заном, представителем древней адыгской княжеской фамилии, на которого также делала свои ставки Порта. Если Мухаммед-Амин проповедовал равенство мусульман, то его оппонент поддерживал интересы адыгской аристократии, потерявшей свои привилегии. Стамбул же искусно играл на противоречиях двух горских лидеров, разжигая чувство соперничества между ними – он передал мандаты на управление Черкесией обоим лидерам.
Под руководством Мухаммеда-Амина адыги совершили ряд успешных боевых операций, одно из самых крупных и впечатляющих его военных предприятий – поход десятитысячного войска на Карачай в августе 1855 г. с целью подчинить карачаевцев, пройти на Кабарду и Осетию и выйти на соединение с Шамилем. Несмотря на то, что поход закончился неудачей – путь войску наиба преградил граф Евдокимов, попытка соединения с Шамилем имела колоссальное значение – в критические дни Севастополя наиб оттянул часть русских войск, приковав их к центру Кавказской линии.
В июне 1857 г. Мухаммед-Амин вместе с абадзехской делегацией едет в Стамбул, чтобы добиться помощи прежде всего от Англии, но по требованию русского правительства его высылают в Дамаск. В декабре наиб вновь возвращается на Западный Кавказ.
В августе 1859 г. перестал существовать имамат Шамиля, покорение Северо-Восточного Кавказа дало возможность царскому правительству перебросить силы в Черкесию. Известие о пленении Шамиля подействовало на его преданного наиба – после переговоров с генералом Филипсоном он объявил о прекращении борьбы.
Русское правительство позволило Мухаммеду-Амину выехать в Османскую империю, где он предпринимает последние усилия для организации сопротивления России. Он заключает с центром польской эмиграции в Стамбуле договор о деятельности польских легионов в Черкесии, причем каждому из них бывшим наибом при успешном исходе предприятия предоставлялся бы участок земли в 5 га. Однако эти планы остались нереализованными.
В конце жизни Мухаммед-Амин выступал за прекращение сопротивления России и призвал представителей делегаций шапсугов, натухайцев и абадзехов, посетивших его в Стамбуле в 1862 г., спасти адыгов, воспрепятствовав их переселению в Османскую империю.
Подводя итог политической деятельности Мухаммеда-Амина в Черкесии, следует безусловно выделить его усилия по консолидации адыгов в единый организм в период Кавказской войны. Его государственное образование, основанное на Шариате, было интереснейшим опытом теократического государства на Западном Кавказе.
«Смелость этого фанатика намного превышает действия Кошута, Гарибальди, Джеферсона и др, которые шли только тогда, когда имели под рукою большие суммы, массу материала или тысячи партизан… А между тем он предпринял покорение черкесов, имея только посох. И, несмотря на это, в короткое время создал себе сильную партию, раздавил всех, имевших дерзость ему препятствовать, царствуя неограниченным повелителем», - эти слова майора турецкой армии Осман-бея, адъютанта Мустафы-паши, командующего анатолийской армией во время Крымской войны, красноречиво характеризуют этого талантливого политика с трагической и исключительной судьбой.
Чувствуя себя одиноким и все-таки чужим среди адыгов, он остался преданным Шамилю и его идее государственного объединения народов Северного Кавказа.



САФЕРБИЙ ЗАН
Натухаевский князь Сафербий Зан сын Магомчерия Зана родился в 1785 году. В совсем юном возрасте Сафербий был отдан в аманаты предводителю русского войска в крепости Анапа – Бухгольцу. Был отправлен на учебу в Одесский Ришельевский лицей. Служил в 22 Егерском полку под командованием полковника Рудзевича. Оттуда ушел после серьезной ссоры с командиром полка. Когда турки захватили Анапу, Сафербий поступил на службу в турецкую армию. Во время штурма Анапы попал в плен к русским. Благодаря своим старым связям в русской армии, Сафербий Зан смог избежать наказания и вернулся в родное имение в окрестностях Анапы.
В 1830 году в связи с многократными вторжениями русских войск на черкесские земли и произволом русских властей на кубанском левобережье по инициативе Сафербия Зана состоялось собрание адыгских князей (хасэ). В то время как одни участники собрания высказывали решимость сражаться с Россией во что бы то ни стало, другие были настроены примириться с Россией, считая, что сопротивление такой мощной державе просто не имеет смысла. В итоге решено собрать постоянно действующий военный совет из адыгских князей, дворян и влиятельных тфокотлей. От имени этого совета составлено обращение к российским властям котором говорилось, что адыги не признают Эдирнских соглашений, составленных без их ведома, о том, что адыги являются свободным народом, не подчиненным никому. Хасэ призывало русских прекратить военные операции на землях черкесов, со своей стороны адыги обещали предотвращать набеги своих соплеменников на русские поселения в прежних границах. Делегация посланников хасэ вручила текст этого обращения генералу Паскевичу. Паскевич обещал подумать, доложить царю и дать ответ в трехдневный срок. Однако по истечению этого срока ответ не был дан, а строительство русских крепостей на адыгских землях продолжалось.
Сафербий Зан возглавил ополчение натухаевцев, шапсугов. К отряду примкнули ополченцы из числа бжедугов, темиргоевцев, хатукаевцев, махошевцев, егерукаевцев, мамхегов, адамиевцев, бесленеевцев, кабардинцев, на землях которых уже во всю господствовали русские войска.

Сообщение отредактировал djiper: 04 Август 2009 - 08:42


#56 djiper

    Активный участник

  • Пользователи
  • 680 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:г.Крымск
  • Интересы:Туризм, фото и видеосъемка, история
  • Имя:strannik
  • Кто:stranger

Отправлено 04 Август 2009 - 08:30

Христианство в Адыгее: история и современность
Автор: А А. Музалев, М Л. Шоров

Упоминания о проникновении христианства на Северо-Западный Кавказ и в города Таманского и Крымского полуостровов относятся ещё к первым годам IV века. Так в Керчи был найден христианский надгробный памятник датированный 304 годом, а в 324 году на Никейском соборе присутствовал Боспорский епископ Кадм (1, с. 84). Согласно существовавшим уже в раннем средневековье преданиям, Зихия, Абазгия и аланские земли в верховьях Кубани являлись местом ссылки многих христиан Римской империи на рубеже Ш и IV веков. Они являлись одними из первых проповедников христианства на Северном Кавказе.
Известно, что этим же занимались и специально посланные проповедники из Закавказья. В VI веке христианство утвердилось в соседней с адыгами Абазгии (Абхазия), где был построен византийцами храм. По словам грузинской летописи, 6-й вселенский собор (680-691гг.) включил адыгские земли в состав Мцхетского (грузинского) патриархата. На основании этого Н. Т. Михайлов считал, что "вполне возможно, что до учреждения Аланской епископии (в X веке)… Черкесия находилась …. в некоторой зависимости по делам церкви от Грузии" (4, с.267). Наряду с этим на рубеже VII и VIII веков центром одной из христианских епархий Константинопольского патриархата был город Никопсия, находившийся в Зихии. В месте с Боспорской и Херсонской эта епархия называлась "зихской". Тогда же существовала "Абазгская" епархия с центром в городе Севастополе (ныне Сухуми). В списке епархий, составленном в 787 году, Никопсийская и Севастопольская епархии названы "абазгскими". Никопсией следует считать раннесредневековые развалины, сохранившиеся на Черноморском побережье у устья реки Нычепсыхо. В ту пору там жили адыги. На рубеже XIII-XIV веков зихский архиепископ был возведён в ранг митрополита.
Большинство исследователей считает, что христианство пришло к адыгам из Византии. Некоторые же выводят его из Грузии и Руси. Ещё И. Гильденштедт полагал, что, "попечениями грузинского и российского духовенства была введена в Черкесскую землю греко-кефолическая вера".
Тмутараканская Русь хотя и не была инициатором первоначального насаждения у адыгов христианства, но она сыграла крупную роль в дальнейшем распространении и поддержании этой религии на Северном Кавказе, в том числе у адыгов. Судя по всему, христианизаторская роль Тмутаракани у адыгов была значительной. Одновременно с Тмутараканью большую роль в распространении христианства у адыгов и особенно алан сыграло Абхазское государство, ставшее в Х веке большой политической силой на Кавказе. Если Тмутаракань оказывала большое влияние на северную и западную части адыгских земель, то их восточная часть (и частично южные районы Причерноморья) находилась под церковным влиянием Севастопольской епископской кафедры и основанной в Х веке кафедры в верховьях р. Малый Зеленчук. А. Н Дьячков-Тарасов утверждал, что сохранившиеся в верховьях Кубани древние храмы построены в грузинском стиле. Удовлетворительно сохранившиеся храмы византийских времён находятся не на исторической территории адыгов, а по соседству с ней - в Абхазии и в верховьях р. Кубань.
В пределах нынешнего Краснодарского края и Адыгеи время уничтожило следы не только храмов, но и других каменных сооружений средневековья. Так, до сих пор не найдено даже место, где когда-то стояли известные из литературных источников церкви и монастыри Тмутаракани и кафедральный храм Зихской епархии в Никопсии. Лишь слабым напоминанием о важном значении Никопсии являются руины крепости с подземным ходом и фундаментами каменных зданий в окрестностях нынешнего села Ново-Михайловского в Туапсинском районе. Следы церквей на Черноморском побережье (севернее р. Шахе) известны между р. Пшадой и г.Новороссийском. За Кубанью, западнее р. Лабы, обнаружены остатки церкви на р. Белой, между г. Белореченском и ст. Ханской. Предположительной датой её возведения является 1171 год. Разнообразные средневековые христианские кресты находили в следующих местах: с. Красно-Александровское, с. Ольгинское, с. Ново-Михайловское, г. Геленджик, г. Новороссийск, г. Анапа, г. Майкоп, ст. Варениковская, ст. Шапсугская, ст. Губская, ст. Преградная, ст. Надёживская, ст. Отрадная, ст. Сторожевая (4, с. 152-161).
Таким образом, топография находок крестов, икон, христианских надписей и церквей показывает, что христианство проникло во все районы, заселённые тогда адыгами. Но наибольшей насыщенностью христианскими памятниками отличаются места, прилегающие к верховьям р. Кубани, по которым проходила важная дорога, связывавшая Северный Кавказ с христианскими очагами в Абхазии. Сравнительно густо встречаются эти памятники и в местах, прилегающих к Таманскому полуострову. Христианская проповедь за р. Кубань проникала именно из этих двух районов. Сравнительно небольшое число вещественных памятников христианства в центральной части Закубанья и отсутствие их в горной полосе этого района свидетельствует о том, что население тех мест не столь значительно было затронуто христианской проповедью.
Помимо распространения христианства православного толка, Римской Католической Церковью делались попытки привнести в Черкессию христианство в католической его форме. С возникновением в конце ХШ и в начале XIV века генуэзских колоний на Азовском и Черноморском побережье Кавказа, начинает проникать к адыгам католичество. В Матреге (бывшей Тмутаракани) генуэзцы обосновались в начале XIV века. Генуэзские колонии сделались опорой римско-католического миссионерства среди окружающего населения. Ещё в начале ХШ века были основаны ордены францисканцев и доминиканцев, главным образом для миссионерских целей. В 1346 году в источниках упоминается первый епископ Зихии францисканец Иоанн, назначенный папой Климентом VI в Матрегу. Впоследствии здесь находилась и католическая епископия Зихии. К 1333 году относиться письмо папы Иоанна XXII, адресованное зихскому князю Верзахту, который был обращен в католичество. Папа благодарит Верзатуха за усердие в пользу католицизма.
В 1439 году адыги имели уже одного католического архиепископа, прибывшего в Матрегу, и двух епископов. Но в основном адыги оставались под влиянием греческой религии, тесно переплетавшейся с народными верованиями. Свидетельством этого является нахождение в Матреге в XIII—XIV веках резиденции греческих митрополитов Зихской епархии. В 1396 году упоминается в Матреге "преосвященный" митрополит Иосиф (1, с. 87-89).
Вторым этапом распространения христианства на территории Адыгеи следует считать период с окончания Кавказской войны до настоящего времени. Носителями христианства в этот период в большей мере следует считать славянских переселенцев из центральных губерний Российской империи и их потомков. Первоначально их расселение шло в Прикубанье, после его присоединения к Российской Империи в 1793 году. С этим периодом связано основание г. Екатеринодара, ряда крепостей Кубанской кордонной линии. Затем в период Кавказской войны шло освоение Закубанья (к которому относится современная территория Адыгеи). Были основаны крепости, казачьи станицы, села переселенцев. Одной из таких крепостей был город Майкоп.
После занятия русскими войсками правого берега р. Белой, было начато сооружение крепости. С 3 мая 1857 г. по январь 1858г. занятое место было обнесено валом; внутри его было построено 22 казармы для солдат и полковая церковь(6, с. 76). Эта церковь стала первым христианским культовым сооружением (на территории современной Адыгеи) с XV века. Дальнейшее развитие территории Северо-Западного Кавказа условиях православной христианской культуры, поставило православное христианство в ряд основных религий региона наряду с широко распространившимся исламом.
По данным 1895 года в Майкопе имелись православный собор и 4 церкви, монастырское подворье, единоверческая церковь, синагога и армяно-григорианская церковь. Духовенства всего 113 человек. Найдены и числовые данные распределения населения г. Майкопа по конфессиям: православных — 34155, раскольников — 263, католиков — 161, протестантов — 24, армяно-григориан — 524, иудеев — 718, магометан (т.е. мусульман) — 65, прочих исповеданий — 74, при общей численности населения 40853 человека (6, с.82).
В настоящее время Управлением Министерства Юстиции Российской Федерации по Республике Адыгея зарегистрировано 57 религиозных организаций. Из них 15 мусульманских; 21 христианская православная; протестантского толка 17 организаций, среди них - 1 баптистская, 6 евангельских христиан, 6 свидетелей Иеговы, 2 пятидесятников, 1 адвентистов седьмого дня. Зарегистрированы также: 1 Майкопская старообрядческая Поморская община Древнеправославной Поморской Церкви, 1 община Русской Православной Старообрядческой церкви, 1 религиозная организация автокефальной Армянской Апостольской Церкви, Адыгейская епархия Евангельских Христиан.
В Адыгее действует епархия Русской Православной Церкви — Майкопско-Адыгейская во главе с архиепископом, основанная в 1992 году. Необходимо отметить, что Адыгея является единственной республикой Северного Кавказа имеющей епархию Русской Православной Церкви (за исключением РСО-Алания, но её территория находится под юрисдикцией Ставропольской и Владикавказской епархии РПЦ). Юрисдикция епархии распространяется на всей территории Республики Адыгея. Епархия насчитывает 1 собор (Троицкий кафедральный собор), 30 церковных приходов, 1 монастырь (Свято-Михайло-Афонская Закубанская общежительная мужская Пустынь-монастырь), 1 православную гимназию (Во имя Преподобного Сергия Радонежского), несколько Воскресных школ. В настоящее время в Шовгеновском районе ведётся организация женского православного монастыря.

#57 djiper

    Активный участник

  • Пользователи
  • 680 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:г.Крымск
  • Интересы:Туризм, фото и видеосъемка, история
  • Имя:strannik
  • Кто:stranger

Отправлено 04 Август 2009 - 11:53

Изображение

Потерянный опыт Кавказской войны
Кавказская война, в которой участвовала Россия в прошлом веке, а вслед за ней и Чеченская война, - глубоко мифологизированы нашей историографией и журналистикой. Эти войны представляются в качестве национально-освободительных и справедливых со стороны горских народов, говорят, будто все горцы воевали против России, будто Россия покоряла их, обеспечивая чисто военный перевес. Со стороны горцев якобы велась «священная война за свободу», за восстановление роли ислама в «мусульманском народе», а потому Шамиль непобедим, Дудаев непобедим, чеченцы непобедимы... Все это сугубо превратные представления, не имеющие ничего общего с реальными событиями, реальной историей. Эти представления основываются на единой методологии оценки, почерпнутой в основном из марксизма-ленинизма. С нашей точки зрения, для анализа причин и последствий Чеченской войны также может быть использован метод исторических аналогий, но уроки реальной истории позволяют делать выводы, разрушающие навязанную современному российскому обществу мифологию. Прежде всего, остановимся на причинах той и другой войны. Распад родоплеменного строя, происходивший на Северо-Восточном Кавказе в конце XVIII века, высвободил могучую энергию государственного строительства, разрывающую все прежние социальные связи, порождая варварскую стихию, стремящуюся прикрыть свое зверство достоинствами одной из мировых религий. В этот период, который в прошлом проходили многие народы, возникают беспрецедентные завоевания и военные катастрофы. В них и решается вопрос, превратится ли этническая общность в нацию, построит ли мировую империю (а в дальнейшем - национальное государство) или вернется к этническому безгосударственному бытию, покорившись тем государствам, которые смогли развернуть национальное строительство. Нечто подобное произошло в Чечне в конце XX века. Замороженный силой исторических обстоятельств, процесс был запущен вновь. Как и два столетия назад, идеологической основой войны стала извращенная и примитивизированная форма ислама - мюридизм, основанный на единственном лозунге борьбы против «неверных». Как и во времена Шамиля, основой протогосударства Дудаев решил сделать систему террора, а консолидирующим символом - образ врага в виде России. Экономической основой Кавказской войны стала гипертрофированная набеговая система, возмещающая внутреннюю нищету горских сообществ внешней экспансией и превратившаяся в своеобразный экономический уклад. Скудные плоды производительной деятельности горских сообществ породили «отхожий промысел», использовавший в качестве обоснования межплеменную рознь, а в качестве консолидирующей социальной технологии - примитивную «военную демократию». Известно заявление горцев русскому генералу Румянцеву: «Набеги и грабеж - наши занятия, как ваши хлебопашество и торговля». Впрочем, набеги осуществлялись не только ради грабежа, но и ради охоты на людей, которых продавали в рабство или возвращали в обмен на выкуп. Набеговая экспансия усиливала власть и увеличивала богатство горской знати, а также сглаживала внутренние противоречия в горских сообществах, удовлетворяя минимальные материальные запросы общин. Лишь постепенно набеги стали оправдываться не экономической необходимостью и традициями, а утверждением исламских догматов. Набеговая система удовлетворяла запросам общества, переходящего от родоплеменных отношений к государственным. Это требовало дополнительных ресурсов развития. Изыскание таких ресурсов велось не за счет внутреннего прогресса, а за счет войны. Один из современников Кавказской войны писал: «Пока чеченцы были бедны, пока народонаселение, разбросанное по редким хуторам на равнине, не составляло сплошных масс, они были покойны и не тревожны; но когда стали возникать богатые деревни, когда на тучных лугах стали ходить многочисленные стада, мирные дотоле соседи превратились в неукротимых хищников.
Народонаселение в Чечне быстро возрастало, благосостояние жителей увеличивалось ежедневно, дух воинственный достигал своего полного «развития» Характерно, что сам Шамиль был ограблен своими же соратниками как в одном из своих первых военных походов, так и в последнем своем отступлении к месту последующего пленения. Шамиль впоследствии писал: «Я управлял народом скверным, разбойниками, которые тогда только сделают что-нибудь доброе, когда увидят, что над их головами висит шашка, уже срубившая несколько голов». Со второй половины XVIII века набеги чеченцев были переориентированы в большей степени на север, где на русской границе велась интенсивная экономическая жизнь. Чем быстрее увеличивалось население равнинной Чечни, тем интенсивнее становились набеги. Низы кавказских общин принимали шариат и объявляли газават, поскольку постепенно осознавали материальные выгоды новой технологии разбоя. «Священная война» давала большую добычу, чем набеговая система. Кроме того, революционная замена окостеневшей ханско-бекской системы на имамско-наибскую давала возможность «выбиваться в люди». Совершенно аналогичным образом были сформированы и экономические предпосылки Чеченской войны. «Отхожий промысел» в виде примитивного криминального бизнеса, распространившегося на всю Россию, достаточно быстро сменился организованным расхищением средств и проведением масштабных криминальных операций (теневая торговля нефтью, оружием, наркотиками, операции с фальшивыми авизо и вышедшими из употребления денежными купюрами...). Если северокавказские имамы Кази-мулла, Гамзат-бек, Шамиль упорно стремились к захвату Аварского ханства со всей его социально-экономической инфраструктурой, то в преддверии Чеченской войны произошел криминальный захват госаппарата и имущества Чечни, позволивший развернуть крупномасштабные военные действия и выстроить репрессивные структуры. В этом смысле не только экономические причины двух войн, но и экономическая база для войны горцев с Россией, полностью совпадают. В Кавказской и Чеченской войне идеологическое обеспечение оказалось полностью тождественным, основанным на некоторых постулатах ислама. До XVIII века у вайнахских племен не сложилось какой-либо доминирующей религии. Значительным влиянием пользовались христианство, ислам, язычество. Основу культовой жизни составляли древние обычаи. С развитием набеговой системы демократические принципы язычества и христианское осуждение жестокости стали мешать горцам. Поэтому особую популярность получил Коран, позволявший действовать по принципу «око за око, зуб за зуб», а также объявить газават. До принятия ислама чеченцы считались миролюбивее своих соседей. С усилением роли ислама, с появлением духовного рабства, выразившегося в идеологии мюридизма (мюршид - учитель, мюрид - ученик), агрессивные идеологические установки в отношении сопредельных народов и племен стали доминировать. Ислам в Чечне и в наше время воспринимался не в качестве глубокой духовной традиции, а в качестве источника агрессивной идеологии. Все, что составляло собственно веру, уходило на второй план. Главное в исламе виделось в том, чтобы воровство и грабеж назвать войной за веру. Воспринимались в большей степени установки ислама, связанные с дележом добычи, и значительно реже - связанные с судопроизводством, управлением, бытовыми правилами. На первом этапе Кавказской войны горские общества, не имея еще единой политико-идеологической установки, беспрестанно враждовали между собой и были не в состоянии выставить против карательных экспедиций Ермолова мобилизованного единым мировоззрением войска. Мужественно воюя между собой, горцы буквально разбегались при виде русских отрядов. Зачастую чеченцы участвовали в преследовании русскими войсками разбойников, совершавших набеги, а часть чеченских тейпов до такой степени противилась принятию норм шариата, что уходила к русским целыми селениями. Тем не менее, российские власти не смогли выдержать паузу и дать «свариться» внутренней конфликтности в Чечне и Дагестане.
Об этом говорит тот факт, что военные поражения, наносимые мюридам, долгое время не играли роли в стратегической перспективе, не пресекали процесса перерастания набегов в крупномасштабную войну. Подготовленная мощной идеологической обработкой социальная среда горских сообществ быстро консолидировалась вокруг лидера. Так, полностью разгромленный под Ахульго Шамиль смог создать новую армию, перебравшись в Урус-Мартан, где и состоялась «передача технологии» от дагестанских общин чеченским тейпам. Политика блокады, введенная Ермоловым, резко ускорила формирование тех идеологических установок, которые необходимы были протекавшим в «свободных обществах» Кавказа социальным процессам. Столкновение с Россией обосновывало новый образ жизни. Борьба за свободу совершать набеги быстро заменялась идеологической установкой войны за веру (в том числе и против единоплеменников). Коран стал обоснованием превосходства над «неверными». В столкновении высших духовных установлений распространившегося на Северо-Восточном Кавказе тариката с земными злободневными установлениями шариата последний победил достаточно быстро. Впрочем и сам тарикат использовался подчас для распространения вируса агрессивности. Известный духовный авторитет Джемал-Сеид-эфенди, не пожелавший присоединиться к мюридам, писал: «Мой ученик Гамзат (имам Гамзат-бек - А.К.) разрушил мой дом, не оставив камня на камне. Ограбил всю библиотеку, состоявшую из 700 томов..., истребил все мои посевы и сады лишь на том основании, что он отстаивает шариат. Он обманывает простаков, приписывая мусульманам отшельничество, не являясь сам таковым.» Аналогичное явление культурной деградации и извращенной исламизации мы встречаем и накануне Чеченской войны. Все, что не связывалось с примитивными догмами, разрушалось предельно жестоко. Это касается православных храмов, музеев, библиотек, картинных галерей. Обманываться в соответствии со своими экономическими интересами в Чечне захотело большинство. Россия, не имея собственной стратегии, по сути утратив свою государственную идентичность, ничего не смогла противопоставить примитивной политической технологии Дудаева. Последний же интуитивно наследовал традиционную форму мобилизации населения на тотальную войну. Один из лидеров воинствующего исламизма периода Кавказской войны Магомет Ярагский писал: «Для мусульманина исполнение шариата без газавата не есть спасение. Кто исполняет шариат, тот должен вооружиться во что бы то ни стало, бросить семейство, дом, землю и не щадить самой жизни. Кто последует моему совету, того бог в будущей жизни с излишком вознаградит» или: «Истребите русских, освободите мусульман, братьев наших. Если вы будете убиты в сражении, рай вам награда; если кто убьет русского, тому рай награда» Подобного рода риторика и во время Чеченской войны воспринималась либо с сознанием ее выгоды, либо под страхом смерти. Выгода главным образом распространялась на криминальные кланы и новую генерацию лидеров, стремящуюся заместить во власти прежнюю партийно-хозяйственную номенклатуру. Духовенство, почувствовав силу ислама в подогревании новых социальных процессов, быстро осваивало социально-религиозную демагогию. Фанатизм опирался на явно присутствовавший экономический интерес, который получал свое выражение в специально отобранных идеологических формулах ислама. Это общий признак Кавказской и Чеченской войн. Поверхностное восприятие ислама не обязывало никакой духовной практикой, но наоборот - возбуждало страсти, мстительность и жестокость. Религия была лишь прикрытием, чтобы горский общинник превратился в зверя. В Чечне, не имевшей глубоких исламских традиций ни в современных условиях, ни два века назад, воспринимались в основном «прагматические» военные установки, а в остальном продолжало действовать адатное (обычное) право, включая кровную месть. В своих воспоминаниях Шамиль, превратившийся из восточного тирана в историка, писал, что войны с европейцами многому научили приверженцев «священной войны». «Ознакомившись посредством горького опыта с действием усовершенствованного оружия, мусульмане поспешили припомнить правило Корана, воспрещающее войну против неверных в том случае, если они сильнее правоверных».
До той поры, пока урок не был преподан, утверждалась идеология мюридизма, в примитивной форме вычленившая из ислама бесхитростные формулы, которые легко усваивались доверчивым населением и давали возможность управлять им. Мюридизм в Кавказской и Чеченской войне становился системой освобождения от личной ответственности, орденским уставом, основанным на слепой покорности. Объявляя газават во имя «свободы, равенства и независимости», мюриды надевали на себя ярмо духовного рабства, одурманиваясь иллюзией освобождения от векового рабства. В этом плане различия между Кавказской и Чеченской войной состояли только в том, что во втором случае идеология войны с Россией была еще более примитивна, фальшива и лицемерна. Это объясняется давнишним и окончательным разрывом с исламской традицией, отсутствием сколько-нибудь обоснованного духовного лидерства. Сколь бы не был очевиден самообман, он был необходим чеченцам, вынужденным политикой российского руководства найти хоть какие-то поводы для консолидации. Затяжная конфликтная ситуация на Северном Кавказе в XVIII-XIX вв. связана со столкновением вызревшей русской государственности и проходящими стадию становления собственной государственности горскими сообществами. История, не терпящая пустоты, вынуждала Россию заполнить государственно - неоформленное пространство и обеспечить политическое и экономическое смыкание с Закавказьем. Еще в 1718 и 1722 гг. Петр I направлял в Чечню военные силы для защиты русских границ от набегов. Первая военная экспедиция в глубь Чечни состоялась в 1758 году. Но вплоть до начала XIX века Россия пыталась гибкими методами склонить чеченцев к мирному решению возникавших конфликтов. Генерал Ермолов, став российским наместником, прекрасно понимал, что только военный контроль над северокавказскими территориями мог дать возможность свободно развивать взаимоотношения с Закавказьем, без которых Российская Империя к тому времени уже не могла себя мыслить. Именно этим обусловлены крутые меры Ермолова против набеговой системы. Но чисто военное решение проблемы набегов оказалось неэффективным. Характерно, что в тот период официальная риторика соответствовала оценке социальной роли «героев» горских набегов. Горцы именовались в официальных донесениях «мерзавцами», а разорение бунтующих селений, замешанных в подготовке набегов, полагалось естественным и полезным. В Чеченскую войну не только журналистами, но и государственными деятелями использовался иной тип риторики, имевшей негативную направленность преимущественно по адресу российской армии. Политические верхи России в одностороннем порядке отказались от резких определений в адрес дудаевцев, а демократическая оппозиция и вовсе стремилась к признанию мятежников «борцами за свободу». Только после поражения в Чеченской войне, по отношению к боевикам утвердилось полунейтральное определение «сепаратисты». Ермолов наказывал нищетой тех, кто стремился к обогащению за счет грабежа. Но практика карательных экспедиций результатов не давала. Поэтому жесткие меры все время сочетались с попытками умиротворения. Ермолов писал царю: «Надобно оставить намерение покорить их оружием, но отнять средства к набегам и хищничествам, соединив во власти своей все, что к тому им способствовало» Чеченцы же считали, что русские ищут мира именно вследствие могущества горцев. Военная администрация пыталась сбить волну набегов и консолидацию «вольных обществ» в армию «священной войны» путем принуждения к присяге русскому царю. Обычно эти присяги соблюдались лишь до тех пор, пока в аулах стояли русские войска. Коран освобождал от ответственности за обман «неверных». Попав в трудное положение после побед русской армии в 1837 г. Шамиль поклялся на Коране, что прекращает борьбу, и выдал в залог аманатов (заложников). Но Шамиль не только пренебрег своей клятвой, но и сумел представить дело так, что согласие русских вести с ним переговоры означало признание его в качестве «горного царя», признание его силы. Когда в 1839 г. Шамиля прочно обложили в крепости Ахульго, он попытался снова затеять переговоры, заверяя генерала Граббе в своем чистосердечном раскаянии и готовности усердно служить интересам российского императора. На этот раз Шамилю не поверили, и он лишь чудом спасся из крепости, взятой штурмом. Русским трудно было понять двуличие кавказцев, и они доверяли заявлениям Шамиля, что он стремится лишь к утверждению шариата и готов жить с русскими в «дружбе и братстве». В конце концов, русское командование от наивности избавилось, чего не скажешь о российском руководстве периода Чеченской войны. Переговоры Ельцин-Яндарбиев, Михайлов-Масхадов, Лебедь-Масхадов, все многочисленные встречи и консультации, заключение соглашений о создании зон мира и согласия велись российской стороной так, как будто исторического урока не было. Кавказская война показала, что набеги не могли прекратиться присягами, которые провинившиеся селения с охотой давали русским властям. С легкой руки горской родоплеменной знати, эти присяги так же просто нарушались, как и давались. Поэтому в 1818 г. военное командование на Кавказе приступило к установлению военно-экономической блокады. Блокада сопровождалась широкой практикой выдачи аманатов в качестве гарантов того, что выдавшее их общество не будет участвовать в набегах. Позднее систему аманатов применил и первый «герой священной войны» Кази-мулла, вынуждавший горские сообщества под угрозой уничтожения заложников к участию в движении мюридизма. Для сторонников Шамиля насильственное вовлечение в войну стало правилом. Во время Чеченской войны система заложничества была восстановлена чеченцами в одностороннем порядке. Но речь шла уже не о выдаче заложников, а об их захвате и принуждении противника к уступкам под страхом их уничтожения. Если в Кавказскую войну брать в заложники русских было бесполезно (в ответ разбойники получили бы не переговоры, а самое жестокое противодействие), то в Чеченскую войну бесполезно оказалось брать заложников из числа дудаевцев. Таким образом, стороны как бы поменялись местами. Причем, российское руководство, соглашаясь на переговоры с террористами, не только оказывало им огромную услугу, но и провоцировало ведение войны такими методами. Официальная российская сторона в Чеченскую войну не смогла организовать не только экономической или военной, но и политической блокады режима Дудаева. При этом абсолютно неадекватными выглядели попытки чисто военной ликвидации этого режима. Также неадекватными стали и попытки использовать для проведения переговоров тактику перемирий, которая игнорировала как причины войны, так и правила ее ведения, диктуемые историческим опытом. Уроки из истории Кавказской войны руководством России не воспринимались, зато повторялись практически все ошибки той поры. Ошибка Кавказской войны, когда русская администрация пыталась пресечь воинственность горцев тем, что передавала власть в руки прежних туземных правителей - ханов и беков, принимая их на русскую службу, была повторена и во время Чеченской войны. Кремль позволил Завгаеву дважды подрубить сук, на котором он сидел, а заодно превратить русских в виновников всех социально-экономических катастроф. Русская служба зачастую сочеталась с организацией набегов во время Кавказской войны и коррупцией - во время Чеченской войны. Так, чеченский «авторитет» Бейбулат Таймазов, получив звание поручика и должность начальника военной линии, продолжал захватывать добычу в разных районах Северного Кавказа, а в наши дни мэр Грозного продолжал криминальные операции с деньгами, выделяемыми на восстановительные работы. Во время Кавказской войны в своем стремлении «наказать» участников набегов из Дагестана и Чечни русская администрация в определенный период предпочитала скоротечные карательные экспедиции разработке долговременной стратегии. Жестокое уничтожение Шали отрядом генерала Грекова стало завершающим звеном цепи подобных событий, консолидирующих чеченское общество против России. Тактика «решительного удара» показала свою полную несостоятельность. Карательные меры вместо военно-политической стратегии оказались непригодными в ситуации пробуждения государство-строительного инстинкта. Апофеозом неэффективных действий стал поход 10-тысячного корпуса Воронцова с целью разрушения резиденции Шамиля - аула Дарго (1845).
Северокавказский наместник получил княжеский титул, а корпус спас от полного разгрома только удивительный героизм русских солдат. Здесь можно проследить полную аналогию с попыткой российских войск зимой 1994-1995 гг. захватить Грозный и решительным ударом покончить с Дудаевым. Российские генералы и политики, как оказалось, просто не знали своего противника, не пытались провести аналогии с Кавказской войной и выработать эффективную стратегию борьбы за территориальную целостность России. Плохое знание Кавказа как в той, так и в другой войне порождало множество ошибок в военной стратегии. Но нужно отметить, что полтора века назад военные экспедиции зачастую становились также и картографическими, Кавказ не был известен России по объективным причинам. Но как объяснить отсутствие новых карт при штурме Грозного? По всей видимости, Кавказ снова стал неизвестен, ибо «демократической» революцией был «счищен» целый пласт исторического опыта - не только советского периода. Государственное строительство, проводимое Дудаевым с 1991 года, было полностью аналогичным попыткам Шамиля построить феодально-деспотическую монархию. Квазигосударственные структуры администрации Шамиля (налоговая система, система наибств, административная иерархия с соответствующей символикой, совещательный Верховный совет) лишь обслуживала систему устрашения, ставшую главным механизмом строительства этой квазигосударственности. «Жреческий» аппарат был настроен на выискивание прегрешений и воспитание комплекса вины. Социальные низы, поднятые на войну с прежней знатью призывами к уравниловке, оказались придавленными идеологией покорности, самоуничижения и постоянного приготовления к вечности. Шамиль выходил к народу в сопровождении палача с секирой, «ординарные» казни проводились прилюдно путем расстрела или закалывания. Прорусские настроения карались нещадно. Насаждалась атмосфера аскетизма - запрещена музыка, танцы, украшения в одежде, употребление вина и табака; преследовались легенды и сказания, напоминавшие о старинных обычаях. Вместо бежавшего преступника наказывались его родственники, товарищи, односельчане, в то время как Коран гласил «никто не отвечает за вину другого» (вспомним сталинское «сын за отца не отвечает»). Известна «процедура пожатия рук», которую муртазеки (тайная полиция Шамиля) применяли для казни истинных и мнимых врагов имама. Жертве протягивали руки сразу два мюрида, а когда по обычаю приходилось подавать обе руки, их заламывали за спину, довершая дело кинжалами. Мюридизм порождал еще большую жестокость даже по сравнению с нормами адатного права, не отличавшимися гуманизмом. Например, Гамзат-бек, завоевав Аварское ханство, истребил всех, кто имел прямое или косвенное отношение к престолонаследию. Потом он отправился в мечеть возблагодарить аллаха за помощь. Поначалу подобная жестокость населением не была воспринята, Гамзат-бек попал в изоляцию, а потом был убит. В дальнейшем такие действия никого не удивляли и стали «законом войны». Так, Шамилю удалось с максимальными политическими дивидендами казнить сначала организаторов убийства аварских ханов, а потом расправиться и с убийцами Гамзат-бека. Репрессивный аппарат Шамиля строился на межплеменной розни. В Чечне порядок наводили лезгины, аварцы, тавлинцы; на усмирение в Дагестан Шамиль посылал чеченцев. Милитаризация общества при Шамиле достигла невероятного размаха. Северо-восточный Кавказ содержал армию имама численностью до 5 тыс. конников и ополчение - до 50 тыс. В ополчение призывались мужчины от 16 до 60 лет, даже женщины обязаны были иметь пики с железными наконечниками. Примерно такую же систему организации общества применял и Дудаев, создававший вооруженные отряды из уголовников, поставивший под ружье практически все мужское население Чечни, включая детей. Подобно шамилевским наибам, «полевые командиры» со своими отрядами составляли основу дудаевских бандформирований. Создав деспотическое протогосударство, Шамиль попытался резко расширить его экономическую базу, совершив в 1846 г. масштабное вторжение в Осетию и Кабарду с целью соединиться с Черкессией, где успешно действовали его эмиссары. Стремясь к несбыточному, Шамиль пытался на практике совершить то, что в горячечном бреду замыслил его предшественник Кази-мулла: «Когда возьмем ее (Москву - А.К.), я пойду на Стамбул; если хункар свято соблюдает постановления шариата, мы его не тронем, - в противном случае, горе ему! Он будет в цепях, и царство его сделается достоянием истинных мусульман « Тем не менее, война против России для северокавказских имамов всегда была делом второстепенным. Пугающие заявления Дудаева во время Чеченской войны о перенесении боевых действий на территорию России и даже о карательных акциях против Европы - тоже мало кто воспринимал всерьез. В обоих случаях имперский размах агитации скорее способствовал формированию образа врага. Реальным врагом были непокорные единородцы или родственные народы Северного Кавказа. Чеченская война, как и Кавказская, была преимущественно внутренней «разборкой», чего до сих пор не в состоянии понять в Кремле. В Кавказской войне Россия смогла локализовать конфликт в горных районах Дагестана и Чечни, фактически сведя большую войну к ограниченной. В Чеченской войне недееспособное руководство по сути дела превратило локальный конфликт в большую войну, грозящую серьезными геополитическими последствиями. Изоляция мятежных территорий во время Кавказской войны и предельная лояльность русских ко всем, кто отказывался от войны против них, позволили довести режим Шамиля до своего логического конца - до внутренних межфеодальных разборок и обращения надежд на умиротворение к России. Террор, идеологическое насилие и экономическая разруха победили Шамиля быстрее, чем экспедиции русской армии. Точно так же они должны были победить и Дудаева, но Россия не смогла довести Чеченскую войну до той стадии, до которой была доведена Кавказская война. В результате Россия получила не победу, а унизительное поражение. Внутренний конфликт в стане Шамиля вызрел и доконал имамат. Система наибства выродилась в родовую клановость, репрессивный аппарат довел систему доносительства до полного абсурда, «война с неверными» приобрела открыто стяжательский характер, а ислам стал лишь формой освящения добычи. Сплошное превращение мужского населения в воинов подорвало экономическую основу хозяйства. Для компенсации экономических утрат требовались все более масштабные набеги. Но народы, соседствующие с подвластными Шамилю территориями, без особого труда использовали тот же метод мобилизации сил, а Россия пользовалась еще более эффективными средствами ведения войны - строила крепости, вела успешную дипломатическую интригу, поощряла перебежчиков. Шамиль со своей стратегией государственного строительства опоздал на сотни лет и был обречен на поражение. Точно так же на поражение был обречен и Дудаев, и его преемники. Помешала этому поражению только деятельность кремлевских политиков, чьи политические технологии оказались менее эффективными, чем самые архаичные и стратегически гибельные технологии, применяемые мятежниками. В Кавказской войне переход к позиционным боям, не сулившим добычи, быстро свел на нет авторитет Шамиля. Он уже не мог обеспечивать рост благосостояния знати и усмирять растущее недовольство «низов». Первые начали осознавать, что только Россия обеспечит им защиту собственности (да и самой жизни), вторые - что только Россия вернет им спокойствие. Так, в 1851 г. к русским возвращается Хаджи-Мурат вместе с подавляющим большинством аварцев. Потом бегство ближайших сподвижников к русским приобретает обвальный характер. В Чеченской войне бежать от Дудаева было некуда, Россия отказывалась принимать у себя его врагов. Сначала Россия долго обманывала себя, почитая Дудаева в качестве легитимного правителя, потом отождествляла всех чеченцев с дудаевцами. Даже те, кто воевал на стороне России, всячески оплевывались и унижались. Кавказская война не была бы выиграна, если бы русские не смогли не только перетянуть на свою сторону большинство северокавказских сообществ, но и начать «производство» нового управленческого слоя - кавказцев по происхождению, русских во всем остальном. Одним из таких людей стал сын Шамиля Джемалэддин, отданный русским в качестве аманата. Джемалэддин получил блестящее санкт-петербургское воспитание, а по возвращении к отцу умер от воспаления легких, не приняв его политики. Во время Чеченской войны российское руководство ничего подобного сделать не могло, поскольку продолжало в области этнической политики основную стратегическую линию советского периода (освященную, ко всему прочему видными научными авторитетами). В Кавказскую войну генерал Барятинский, добивая Шамиля, начал восстанавливать прежние основы народной жизни, ограничивая их лишь в жестокости. Это стало разительным контрастом по сравнению с тираническими порядками имамата. Милосердие стало оружием русских. Даже после пленения Шамиля, с ним обращались не как с бунтовщиком, а как с плененным главой государства. Публика Москвы и Санкт-Петербурга встретила Шамиля с огромным любопытством. Пораженный таким приемом, Шамиль, проживавший в Калуге на содержании царской семьи, к концу жизни испросил разрешения на присягу царю. Он завещал своим детям «принести новому отечеству ту пользу, которую оно ожидает от верных и преданных сынов своих.» Что и говорить, в Чеченской войне нравственный стержень в российской политике отсутствовал. О милосердии, уважении к противнику, превосходстве в великодушии и доблести не могло быть и речи. Вместо сомнений в своей правоте, политика России рождала у чеченцев лютую ненависть, вместо духовного подъема в своей армии - растерянность и отвращение к власть имущим. В крушении власти имама Шамиля сказалась и военная выучка русских. Малочисленные русские гарнизоны предпочитали погибать, но не сдаваться. В военных столкновениях с русскими Шамиль даже при значительном превосходстве всегда терпел поражение. Биографы Шамиля приводят его слова: «Я отдал бы всех, сколько вас есть, за один из полков, которых так много у русского царя; с одним только отрядом русских солдат весь мир был бы у моих ног» Сказать то же самое о российской армии, переживавшей в 1995-1996 гг. глубокое разложение по всей цепочке иерархии, Дудаев не мог. Солдатский героизм не мог компенсировать предательства политических верхов, распада армейского организма в целом. За малым исключением, успешными для Шамиля были лишь операции, напоминающие масштабные стремительные набеги. В 1850-1854 гг. походы Шамиля были успешными лишь в сторону Восточного Закавказья. То же самое можно сказать и о ситуации Чеченской войны, когда открытые столкновения с российскими вооруженными силами, не отягощенные стратегической бездарностью военно-политических верхов, приносили бандформированиям катастрофические поражения. Профессионально подготовленные части в бою не только не уступали чеченцам, но и заметно превосходили их. Но стратегическому успеху мешало главное - отсутствие понимания смысла войны, отсутствие общественной поддержки миссии русского солдата. В 1858 г. против Шамиля восстали чеченские сообщества, разгромив все, что напоминало им о власти имама. После массового избиения знати к русским были направлены депутации с изъявлением покорности. Такой же процесс мог начаться, но не начался и в Чеченской войне. Причина тому - согласие российской стороны на капитуляцию и стратегическая несостоятельность общего планирования военно-политических мероприятий. В Кавказской войне русские смогли нащупать успешную стратегию и не дали Шамилю ни одного шанса на победу. Даже надежды Шамиля на изменение ситуации в связи с русско-турецкой войной (1853-1856 гг.) не оправдались, хотя и оттянули от кавказского театра военных действий значительные силы. В этой ситуации Шамиль попытался искать поддержки на Западе (письмо французскому послу в 1857 г.): «Улемы, равно как и почетные лица страны просили меня обратиться к державам с ходатайством, чтобы во имя человечности они положили конец этим беспримерным в истории жестокостям, чтобы во имя справедливости они освободили нас от этой тирании. <... У нас нет ни оружия, ни всего необходимого для продолжения войны против неприятеля, столь превосходящего нас численностью и снабжением и ведущим войну такими варварскими способами.» Риторика Шамиля поразительным образом напоминает риторику дудаевских посланий в адрес «мировой общественности», а также оценки действий России на Кавказе со стороны подавляющего большинства современных журналистов. Здесь, правда, аналогии кончаются. Шамиль, несмотря на свою чудовищную (по европейским меркам XIX века) жестокость, был блестящим знатоком истории ислама, настоящим духовным лидером, тонким психологом, бесстрашным воином. У Дудаева таких качеств не было. Чеченскую войну со стороны мятежников вел малограмотный советский генерал (смотри тексты его посланий), не имеющий представления ни об исламе, ни о духовной жизни. Дудаев лишь сносно (лучше грачевских генералов) усвоил тактическую школу советского военного искусства. Главный урок Чеченской войны состоит в том, что государственная и экономическая система современной России показала столь глубокую неэффективность, что даже предельно примитивная методика государственного строительства, использованная Дудаевым, оказалась куда более конкурентоспособной. Отсюда, по всей видимости, и проистекает заявление президента РФ о необходимости поиска «национальной идеи». Ищут, разумеется, не то, чего нет, а то, что потеряли. В Чеченской войне, как оказалось, потеряли опыт Кавказской войны.
А.Кольев

Сообщение отредактировал djiper: 04 Август 2009 - 11:58


#58 djiper

    Активный участник

  • Пользователи
  • 680 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:г.Крымск
  • Интересы:Туризм, фото и видеосъемка, история
  • Имя:strannik
  • Кто:stranger

Отправлено 06 Август 2009 - 23:00

Изображение

ШАШКА-
характерное кавказское оружие со слабо изогнутым клинком, принятое на вооружение в России в XIX в. Впервые Шашка, видимо, появилась у адыгов еще в XVII в., на что указывает и перевод — «длинный нож». На протяжении XVIII в. Ш. стала наиболее популярным холодным оружием на всем северозападном Кавказе и вытеснила там саблю. В основном Шашки изготовляли в Черкессии и в Дагестане. Рукояти и ножны этих Шашек оправляли в серебро, украшали гравировкой, резьбой, насечкой, чернением и позолотой. Благодаря своей ценности, а также эффектному внешнему виду кавказские Шашки стали желанным трофеем в период Кавказской войны (1817—1864), а позднее и коллекционеров (вплоть до сегодняшних дней). Однако на юг России Ш. пришли раньше, в конце XVIII в., и получили распространение среди иррегулярных казачьих частей. Ш. отличалась от сабли отсутствием крестовины на эфесе, более коротким и слабо изогнутым клинком, а рукоять была утоплена в ножнах по самую головку. Кроме того, Шашку носили в ножнах изгибом вперед. Казак одним рывком вынимал Ш. из ножен прямо перед собой, руку вправо не отводил. Подвешивалась Ш. в ножнах на кольцах портупеи. Штатным вооружением в России Шашка стала в 1834 г., когда был принят образец для вооружения нижних чинов Нижегородского драгунского полка. Образец 1834 г. имел рукоять без эфеса, деревянные ножны, обтянутые кожей, и обоймицы на ножнах для ношения штыка. Клинок отличался довольно большой кривизной с одной широкой долой. В 1838 г. создается официальный образец для вооружения казачьих офицеров и нижних казачьих чинов. Рукоять этой Шашки получила сверху латунную планку, а ножны не имели обоймиц для штыка. Видимо, под влиянием Кавказской войны в 1881 г. принимаются несколько образцов Ш.: солдатский драгунский и офицерский варианты. Рукояти этих моделей имели дужки, а клинок получил более слабый изгиб. Эта Ш. заменила кавалерийские, драгунские и пехотные офицерские сабли, а также кирасирские палаши в большинстве кавалерийских частей. С этого времени Шашка становится отличительным русским оружием. В том же 1881 г. меняется казачий образец Ш., который получает иную рукоять.
В 1909 и 1910 гг. Шашки образца 1881г. (драгунская офицерская и казачья офицерская) претерпели незначительные изменения, которые коснулись формы и наклона рукояти. Ш. конца XIX и начала XX в. традиционно украшались гравировкой на клинке и позолотой на рукояти в зависимости от чина и богатства офицера. Они также служили в качестве георгиевского и аннинского оружия. Часто клинки отличались от уставного образца, потому что могли быть сняты с другого оружия (например, с дедовской сабли). Красная кавалерия получила в 1927 г. Шашки на основе солдатской казачьей модели образца 1881 г. История Ш. закончилась в начале Великой Отечественной войны. В дальнейшем в качестве парадного оружия в Советской армии использовались сабли, некоторые из которых носились на казачий манер.

САБЛЯ
холодное оружие с изогнутым клинком. Состоит из клинка, эфеса и ножен. Клинки бывали разной кривизны, но заточена только передняя сторона (очень редко волнистой заточкой). На клинке могло быть вытянутое острие (у древних народов), иногда одна или несколько дол, турецкие клинки имели расширение к острию (елмань) и Т-образный обух. Рукоять накладная со щечками из разных материалов (дерево, кость, металл) или всадная (деревянная, обтянутая кожей и проволокой). В качестве гарды обычно имелось перекрестье разных видов, иногда была передняя дужка. У европейских сабель XVII—XIX вв. гарда могла быть в виде широкой полосы. Ножны, как правило, деревянные, обтягивались кожей и могли иметь разные металлические накладки из бронзы и серебра, а также украшались полудрагоценными камнями (яшмой, бирюзой) и кораллами. Европейские сабли XVIII—XIX вв. часто имели стальные полированные ножны. Считается, что появление сабли связано с развитием железного производства и относится к VII—VIII вв. н. э. Появилась она на Востоке и получила большое распространение у кочевых народов Средней Азии, а позднее и в Восточной Европе. Возникнув как колюще-рубящее оружие, С. в XII—XIV вв. по большей части приобрела свойства рубящего оружия. Наиболее распространенными типами на Востоке считались персидская (иранская) и турецкая С. Первая имела узкий клинок и легкую рукоять, вторая — тяжелый широкий клинок с елманью и более массивную рукоять. На Кавказе бытовали в основном иранские С. с красивым оформлением ножен чернью и гравировкой на серебряных накладках. На Руси сабли появились в XII—XIII вв. от кочевых народов и к XV в. стала национальным оружием, причем бытовали и персидский и турецкий варианты сабли. В Восточную Европу С. пришла с Востока и получила свои национальные черты у венгров и поляков (в частности, польская сабля корабелла). Использовалась в легкой кавалерии. У других европейских народов существовали разные формы оружия с изогнутым клинком. На флоте, например, часто использовали тесак с кривым клинком (малкус), он встречался и в пехоте XIV—XV вв. как крестьянское оружие. Официально сабля появились на вооружении европейских армий только в XVIII—XIX вв., причем это оружие часто имело смешанные формы (клинок сабельный, рукоять палашная) или оружие именовалось саблей, а клинок был почти прямой. Иногда на офицерских палашах клинок мог быть слегка изогнутым. Более классический вид имели С. в России. Наибольшее распространение они получили среди казаков, а с XVIII в. у гусар, в XIX в. — у пехотных офицеров. У казаков сабли были разного вида, а штатное оружие гусар и офицеров имело несколько образцов. Сабля гусарская конца XVIII в. имела клинок слабой кривизны с широкой долой, обтянутую кожей рукоять с крестовиной и дужкой, а ножны— кожаные, с бронзовыми обоймицами. Штатная легкокавалерийская С. 1798 г. имела более изогнутый клинок и со стальной гардой, ножны с прорезными обоймицами. С. 1809 г. отличалась трехдужечной гардой и стальными ножнами. С. 1817 г. с похожей гардой имела более плавные очертания. В1826 г. появилась пехотная сабля у высших офицеров. В разные годы ее выдавали офицерам всевозможных частей и родов войск, а с 1855 г. ее разрешили использовать всем офицерам пехоты, гарнизонной артиллерии и многих ведомств. Была отменена в 1881 г.С 1827 г. тяжелую саблю с трехдужечным эфесом и стальными ножнами выдали солдатам и офицерам кавалерии, которая была заменена на С. обр. 1841 г., имевшую эфес с одной дужкой. После 1881 г. саблю в России сменила шашка.

Изображение
Сабля казачья

Изображение
Сабля офицерская

Отличие сабли и шашки

1. Отличие шашки и сабли сводилось к наличию деревянных ножен, обтянутых кожей, к которым прикреплялось кольцо, или два, для ремней портупеи на выпуклой стороне. Шашка подвешивалась по кавказски, лезвием вверх. У сабли же наоборот - кольца всегда были на вогнутой стороне ножен. Шашка носилась чаще на плечевой портупее, а сабля на поясной.
траткование от Кулинского
2. Характерным отличием шашки от сабли были деревянные ножны, обтянутые кожей, с кольцом (реже с двумя кольцами) для пасовых ремней портупеи на выпуклой стороне (то есть она подвешивалась по-кавказски лезвием вверх). Сабля в 19 -начале 20 века имела, как правило, стальные ножны. У сабли кольца всегда расположены на вогнутой стороне ножен. Шашка носилась чаще на плечевой портупее, а сабля на поясной. Кроме того, клинок сабли изогнут сильнее, чем у шашки.

Кинжалы
• В России в XVIII-XIX веках кинжалы состояли на вооружении различных казачьих частей. Твердо установленных образцов русских армейских кинжалов не существовало, они в основном повторяли традиционные формы и отличались большим разнообразием в отделке.
Особое распространение кинжалы в России получили у народов Кавказа, где они использовались как гражданское оружие в повседневной носке, как часть национального костюма. Все кинжалы кавказских народностей имеют некоторые весьма характерные различия в форме клинков, долов, рукоятей, отдельных деталей прибора. Для определения национальной принадлежности кинжала более важным является украшение или орнаментация и способ ее исполнения.

Изображение

Изображение

Сообщение отредактировал djiper: 07 Август 2009 - 08:02


#59 djiper

    Активный участник

  • Пользователи
  • 680 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:г.Крымск
  • Интересы:Туризм, фото и видеосъемка, история
  • Имя:strannik
  • Кто:stranger

Отправлено 07 Август 2009 - 08:16

Древний промысел - изготовление кавказских бурок - не собирается уходить в прошлое

Неизвестно, кому принадлежит пальма первенства в изготовлении бурок, - история об этом умалчивает, но эта же история свидетельствует, что лучшие "кавказские шубы" делали и по-прежнему делают в Анди, высокогорном селении Ботлихского района Дагестана. Еще два столетия назад бурки возили в Тифлис - столицу Кавказской губернии. Простота и практичность бурок, неприхотливых и легких в носке, издавна сделали их любимой одеждой как чабана, так и князя. Богатые и бедные независимо от веры и национальности, джигиты и казаки заказывали бурки и покупали их в Дербенте, Баку, Тифлисе, Ставрополе, Ессентуках.
С бурками связано множество легенд и преданий. И еще больше обычных житейских историй. Как без бурки похитить невесту, защититься от колющего удара кинжала или рубящего замаха сабли? На бурке, как на щите, выносили павшего или раненого с поля боя. Широким "подолом" укрывали и себя и лошадь от знойного горного солнца и промозглого дождя в длительных походах. Укутавшись буркой и надвинув на голову лохматую овечью папаху, можно спать прямо под дождем на склоне горы или в открытом поле: внутрь вода не попадет. В годы Гражданской войны казаки и красноармейцы "лечились буркой": накрывали себя и лошадь теплой "шубой", а то и двумя, и пускали боевого друга в галоп. Через несколько километров такой скачки всадник пропаривался, как в бане. И вождь народов товарищ Сталин, с подозрением относившийся к лекарствам и не доверявший врачам, не раз хвастался перед товарищами изобретенным им "кавказским" методом изгонять простуду: "Выпиваешь несколько чашек горячего чая, одеваешься потеплее, укрываешься буркой и папахой и ложишься спать. Утром - как стеклышко".
Сегодня бурки стали почти декоративными, уходят из повседневного быта. Но до сих пор в некоторых селах Дагестана старики не позволяют себе в отличие от "ветреной" молодежи отступиться от обычаев и явиться на какое-либо торжество или, наоборот, похороны без бурки. И пастухи предпочитают традиционную одежду, несмотря на то что сегодня горца зимой лучше греют пуховики, "аляски" да "канадки".
Еще три года назад в селении Рахата Ботлихского района работала артель по изготовлению бурок, где изготавливали знаменитые "андийки". Государство решило объединить мастериц в одно хозяйство, несмотря на то что все производство бурок - исключительно ручная работа. В ходе войны в августе 1999 года артель "Рахата" разбомбили. Жаль уникальный музей, открытый при артели, - единственный в своем роде: экспонаты в основном уничтожены. Больше трех лет директор артели Сакинат Ражандибирова пытается найти средства на восстановление цеха.
Местные жители скептически относятся к возможности восстановления предприятия по изготовлению бурок. Даже в лучшие годы, когда заказчиком и покупателем выступало государство, женщины изготавливали бурки дома. А сегодня бурки делают только по заказу - в основном для танцевальных ансамблей да для подарков на память высоким гостям. Бурки, как и микрахские ковры, кубачинские кинжалы, харбукские пистолеты, балхарские кувшины, кизлярские коньяки, - визитные карточки Страны гор. Кавказскими шубами одарили Фиделя Кастро и генсека Компартии Канады Уильяма Каштана, космонавта Андрияна Николаева и Сергея Степашина, Виктора Черномырдина и Виктора Казанцева... Проще, наверное, сказать, кто из посетивших Дагестан не примерял ее.
Бурка есть в каждом андийском доме. Холодными вечерами старики в "шубах" выходят поделиться последними новостями на сельский годекан. Здесь можно увидеть лучшие образцы бурок. "Это как в случае с чачей, - объясняют аксакалы, - грузины лучший напиток делают для себя, и "так себе" - на продажу".
Закончив дела по хозяйству, Зухра Джаватханова из селения Рахата принимается за привычный нехитрый промысел в отдаленной комнате: работа пыльная - требует отдельного помещения. Для нее и ее семьи из трех человек - это хотя и небольшой, но все же заработок. На месте изделие стоит от 700 до 1000 рублей в зависимости от качества, в Махачкале уже в два раза дороже, во Владикавказе - в три. Покупателей немного, поэтому говорить о стабильных заработках не приходится. Хорошо, если удастся продать парочку в месяц. Когда в село заезжает оптовый покупатель "на десять-двадцать штук", обычно это представитель одного из хореографических коллективов, ему приходится заглянуть в десяток домов: каждое второе хозяйство в селе валяет бурки на продажу.
"Три дня и три женщины"
Известная с давних времен технология изготовления бурок не претерпела изменений, разве что стала чуть хуже. За счет упрощения. "Раньше для расчесывания шерсти использовали веник из стебельков льна, теперь пользуются железными чесалками, а они разрывают шерсть", - рассказывает Зухра. Правила изготовления бурки своей строгостью напоминают рецепт изысканного блюда. Особое внимание - качеству сырья. Предпочтительна шерсть так называемой горно-лезгинской грубошерстной породы овец осенней стрижки - она самая длинная. У ягнят еще и тонкая, нежная. Черный цвет - классический, основной, но покупатели, как правило, заказывают белые, "подарочно-танцевальные".
Чтобы сделать бурку, как говорят андийцы, "нужно три дня и три женщины". После того как шерсть промыли и расчесали на ручном станке, ее делят на длинную и короткую: для изготовления соответственно верхней и нижней частей бурки. Шерсть разрыхляют самым обыкновенным луком с тетивой, кладут на палас, смачивают водой, скручивают и сбивают. Чем больше раз эта процедура проделана, тем качественнее - тоньше, легче и прочнее - получается полотно, т.е. сбитая, уплотненная шерсть. Хорошая бурка весом обычно около двух-трех килограммов должна стоять ровно, не прогибаясь, если ее установить на полу.
Полотно одновременно скручивают, периодически расчесывая. И так сотни и сотни раз в течение нескольких дней. Тяжелая работа. Полотно обкатывают и бьют руками, кожа на которых краснеет, покрываясь множеством мелких ранок, которые со временем превращаются в одну сплошную мозоль.
Чтобы бурка не пропускала воду, ее кипятят полдня на медленном огне в специальных котлах, добавив в воду железный купорос. Затем обрабатывают казеиновым клеем так, чтобы на шерсти образовались "сосульки": по ним-то в дождь и будет стекать вода. Для этого смоченную в клее бурку несколько человек держат над водой вниз "головой" - так, как женщина моет длинные волосы. И последние штрихи - верхние края бурки сшивают, образуя плечи, и подшивают подкладку, "чтобы не изнашивалась быстро".
- Промысел никогда не умрет, - убежден управляющий делами администрации Ботлихского района Абдула Рамазанов. - Но бурки выйдут из повседневного быта - слишком тяжелое это занятие. В последнее время у андийцев появились конкуренты в других дагестанских селах. Поэтому приходится искать новые рынки сбыта. Считаемся с капризами клиентов: бурки изменились в размерах - их делают не только для мужчин, но и для детей. Оригинальным стало производство крошечных изделий, которые надеваются на бутылки шампанского или коньяка - экзотический подарок.
Бурки можно изготавливать где угодно, технология проста, было бы сырье надлежащее. А с этим-то могут возникнуть проблемы. Отсутствие былого массового спроса и прекращение госзаказа на бурки привело к снижению поголовья горно-лезгинской грубошерстной породы овец. Она становится редкостью в горах. Несколько лет назад в республике всерьез говорили об угрозе исчезновения породы. На смену ей приходит курдючная порода овец. Из трехлетнего барашка этой породы, выращенной на альпийских лугах, получаются лучшие шашлыки, спрос на которые в отличие от бурок все возрастает.
Изображение
папаха казачья
Изображение
папаха горская

Папа́ха (от тюрк. папах) — мужской меховой головной убор, распространённый у народов Кавказа и Средней Азии. Форма разнообразная: полусферическая, с плоским дном и др. У русских папаха — высокая (реже — низкая) цилиндрическая шапка из меха с матерчатым дном.
Папаха также элемент национальной одежды казаков по всей России от незапамятных времён и по сей день. В русской армии с середины XIX века. Папаха была головным убором войск Кавказского корпуса и всех казачьих войск, с 1875 — также частей, дислоцированных в Сибири, а с 1913 — зимним головным убором всей армии.
В Советской Армии папаху носили зимой полковники, генералы и маршалы. Папаха в её современном виде была введена в 1940 году для маршалов и генералов. А с 1943-го года и для полковников.
Изображение

Черкеска, — русское название верхней мужской одежды, которая была распространена в обиходе у многих народов Кавказа. Черкеску носили балкарцы, осетины, грузины, черкесы , абхазы, карачаевцы, чеченцы, цахуры, народы Дагестана и другие. Исторически терские и кубанские казаки заимствовали черкеску. В настоящее время практически вышла из употребления как повседневная одежда, но сохранила свой статус как парадная, праздничная или народная.
Черкеска представляет из себя распашной однобортный кафтан без ворота. Изготовляется из сукна темных цветов: чёрного, бурого или серого.Обычно немного ниже колен, длина может варьироваться. Кроится в талию, со сборами и складками, подпоясывается узким ремнем. Рукава длинные, широкие. Отличительной особенностью и хорошо узнаваевым элементов являются газыри — кожаные гнёзда для деревянных трубочек, нашиваемые на груди. Ранее в газыри вкладывались ружейные патроны (по 4-8 штук с каждой стороны). На праздники одевали черкеску более длинную и тонкую.
Количество газырей, расположенных на груди с каждой стороны, первоначально равнялось десяти, но со временем увеличилось до 15 (калибр патрона винтовки, бывшей в употреблении у казаков Кубани, - 15.24, что равнялось 6 линиям). Крайние внешние газыри по своей высоте были на треть меньше основного ряда, в котором в специальных пеналах хранились капсюля.
Бешмет - зимняя форма одежды - из белого шерстяного сукна, подбивается каракулем черного (темно-коричневого) цвета.
Кубанский башлык - съемный капюшон с кожаными накладками на швах и удлиненными полами для защиты лица в ненастную погоду, прототип современной лицевой маски, - всегда красный. Точно как и рубаха "косовороткой", одеваемая под черкеску тоже красного цвета.
На голове чаще всего кубанка - папаха уменьшенной высоты.
У кубанских казаков на шароварах отсутствуют лампасы - это одно из основных отличий. Форма покроя прямая.

Костюм как нельзя лучше отражает уникальность сложившейся культуры казачества. С одной стороны - казаки люди очень русские, чем гордятся. С другой - их история и география так уж сложились, что казаческое сообщество - по природе своей глубоко интернациональное. Казаки торговали и воевали с соседями, брали замуж полонянок, теряя людей в походах, охотно пополняли войско за счет иноземцев и иноверцев. В 1647 году дьяк Хотунский, говоря о казаках, отмечал: "...живут в тех местах изстари кочевым обычаем, и с ними живут разных вер люди, литва и немцы, и горские, и запорожские черкесы, и крымцы, и ногайцы, и азовцы". "Калмыкам столько нравилась жизнь казачья, что они охотно поступали в их общество и заключали союзы и договоры о вьючном совместном житии и служении" - читаем мы у известного исследователя казачьего быта В. А. Сухорукова.
Изображение

Казачья жизнь нравилась не только калмыкам. С начала XVII века в состав войск входили и татары, которые назывались "наши татаровя", считались вполне казаками и несли службу наравне с остальными. В Черкасске ими была заселена целая станица - татарская слобода, имевшая свою мечеть и самоуправление по казачьему образцу. Казаки вообще, и в особенности донские, так сроднились с татарами, что еще в XVIII веке говорить дома по-татарски считалось у них обычным явлением. В конце XVII века на Дон начинают активно переселяться русские и украинские крестьяне, после раскола православной церкви во множестве едут старообрядцы. Плюс к тому на Лону живут евреи, армяне, греки, переселившиеся из Крыма, выходцы из Дагестана... Представление о национальном составе Донского войска дают старинные казачьи фамилии: Греков, Грузинов, Евреинов, Ляхов, Татаркин, Туроверов...

Сообщение отредактировал djiper: 07 Август 2009 - 13:00


#60 Гость_silverworld_*

  • Гости

Отправлено 08 Август 2009 - 07:48

В этой теме,по-моему,уже кто о чем:Тема дурацкая, а Илюша придурь Кстати, вы не заметили, что сам после своих слов он здесь так и не появился: Так что все в пустую Я думаю не стоит воспринимать его и его слова всерьез, мало ли бездорей хотят внимания





Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитированияКонтакты с администрацией форума